Мракотека - это онлайн-библиотека, в которой собраны хоррор-рассказы, крипипаста и страшные истории со всего Интернета. Если вы любите читать или писать по-настоящему пугающие истории - добро пожаловать!

Подписывайтесь на нас в ВК и в Telegram!

Мракотека — это уже 582 участника и 6606 историй от 221 автора, поделённые на 291 категорию на любой вкус. Их общий объём больше, чем у 76 книг «Хребты безумия» Говарда Филлипса Лавкрафта. Чтобы прочитать все истории на Мракотеке, понадобится 956 часов!

Добро пожаловать на Мракотеку — онлайн-библиотеку лучшего хоррора

Наш сайт — это место, где собраны лучшие образцы литературы ужасов и крипипасты, как русскоязычной, так и переведённой с других языков. Здесь есть и очень хорошие истории, и очень плохие, и даже настолько плохие, что вы пожалеете о том, что их прочитали.

Однако, будь это пугающие чудовища, пугающая реальность или даже пугающая орфография, всё, для чего создана и живёт Мракотека — это страх для всех, даром, и пусть никто не уйдёт без мурашек!

Лучшее за месяц

Неведомая деревня
Эту историю рассказал мне старый геолог, Богдан Секацкий, работавший в Красноярском крае бог знает сколько времени, с начала тридцатых годов. Живая легенда, опытный и мудрый человек, он вызывал уважение всех, кто приближался к нему. Имя я, конечно, изменил, тем более, что Секацкий уже несколько лет пребывает в другом мире. Всякий, кто знаком с миром красноярской геологии, конечно, легко поймет, кого я имел в виду, но называть этого умного, ироничного и приятного человека настоящим именем не хочется. А история эта произошла с Секацким где-то перед самой войной, в эпоху Великой экспедиции, когда перед геологами ставились задачи простые и ясные: любой ценой открывать месторождения. Как работать, где, за счет чего — неважно. Сколько людей погибнет и потеряет здоровье — тоже неважно, а важно только находить и разрабатывать. В те годы нарушение техники безопасности оставалось делом совершенно обычным, и нет совершенно ничего странного, что молодого, 28-летнего Секацкого отправляли в ма ...
Семья вурдалака (А.К. Толстой)
Неизданный отрывок из записок неизвестного В 1815 году в Вене собрался цвет европейской образованности, дипломатических дарований, всего того, что блистало в тогдашнем обществе. Но вот — Конгресс окончился. Роялисты-эмигранты намеревались уже окончательно водвориться в своих замках, русские воины — вернуться к покинутым очагам, а несколько недовольных поляков — искать приюта своей любви к свободе в Кракове под сомнительной тройственной эгидой независимости, уготованной для них князем Меттернихом, князем Гарденбергом и графом Нессельроде. Как это бывает к концу шумного бала, от общества, в своё время столь многолюдного, остался теперь небольшой кружок лиц, которые, всё не утратив вкуса к развлечениям и очарованные прелестью австрийских дам, ещё не торопились домой и откладывали свой отъезд. Это весёлое общество, к которому принадлежал и я, собиралось два раза в неделю у вдовствующей княгини Шварценберг в нескольких милях от города за местечком Гитцинг. Истинная светск ...
Лягушонок (Эдгар По)
Я в жизни своей не знавал такого шутника, как этот король. Он, кажется, только и жил для шуток. Рассказать забавную историю, и рассказать ее хорошо, – было вернейшим способом заслужить его милость. Оттого и случилось, что все его семь министров славились как отменные шуты. По примеру своего короля, они были крупные, грузные, жирные люди и неподражаемые шутники. Толстеют ли люди от шуток, или сама толщина располагает к шутке – этого я никогда не мог узнать доподлинно, но, во всяком случае, худощавый шутник – rara avis in terris. Король не особенно заботился об утонченности или, как он выражался, о «духе» остроумия. В шутке ему нравилась главным образом широта, и ради нее он готов был пожертвовать глубиною. Он предпочел бы «Гаргантюа» Рабле «Задигу» Вольтера, и, в общем, ему больше нравились смешные выходки, чем словесные остроты. В эпоху, к которой относится мой рассказ, профессиональные шуты еще не перевелись при дворах. В некоторых великих континенталь ...