Голосование
Монстров из тумана не кормить
Авторская история
Автор этой истории — Максим Вишневенко.
Эта история — участник турнира.
Этот пост является эксклюзивом, созданным специально для данного сайта. При копировании обязательно укажите Мракотеку в качестве источника!
Это очень большой пост. Запаситесь чаем и бутербродами.

Эта история написана в рамках зимнего турнира Мракотеки (декабрь 2023 — январь 2024 года)

– Не забудь: монстров из тумана не кормить! – произнёс весёлый девичий голос, после этого тяжёлая металлическая дверь, обшитая лакированным деревом, закрылась. Лязгнул засов, и Август услышал, как Лиля отошла от двери, пойдя заниматься домашними делами, а потому вздохнул и пробормотал:

– Такое хрен забудешь, – пробормотал и обернулся к подъездному окну. Утреннее солнце уже успело разогнать последние сполохи ночного тумана, и теперь ярко освещало заиндевелую землю.

Август спустился на лестничный пролёт ниже, поставил большую ярко-зелёную переноску для собак на подоконник и просунул пальцы в клетку дверцы. Из глубины показалась рыжая голова шпица, лизнула пальцы и нервно зевнула.

– Ничего-ничего, не первый раз же, – юноша почесал пса через прутья и отступил на шаг, начав напоследок осматривать своё снаряжение.

Вроде бы всё на месте: патронташ с дюжиной патронов с жаканом – на поясе, там же – два фальшфейера, под левой рукой – кобура с револьвером, заряженным экспансивными пулями. Справа на петле через плечо висел обрез двустволки, как раз, чтобы удобно было выхватить и в случае чего – отпустить.

Август глубоко вздохнул, расправив грудь, перетянутую крест-накрест ремнями портупеи – прямо поверх свитера с белыми медведями, похрустел шеей и размял плечи, а после поправил шарф и запахнул своё пальто. Хоть люди последнее время и более терпимо относились к человеку с оружием – всё-таки, раз оно у тебя есть, то у тебя явно есть веская причина на это, но всё же обычно в цивилизованных местах старались стволы спрятать под одежду. После того, как всё это началось, простые горожане и так нервничают – не стоит их ещё больше нервировать.

На улице с пару дней, как потеплело, сегодня обещали вообще выше нуля, что для декабря не особо привычная погода. Потому отправляясь в свой путь со шпицом в переноске Август оделся полегче: фетровая шляпа, длиннополое серое пальто, джинсы – только ботинки на ногах были зимними, они не отличие от остальной обуви не скользили на улице. За его спиной был небольшой городской рюкзак, где бережно лежал в пледе ноутбук, бутылка воды и запас снеков для себя и для собаки – выходя из дома в нынешнее время никогда нельзя быть полностью уверенным, что не задержишься на улице.

А на улице тем временем было чертовски красиво – Август невольно залюбовался, закрыв за собой подъездную дверь и вдохнув морозный воздух. Рябина у подъезда превратилась в белоснежное дерево, на ветках которого каплями алели крупные гроздья. Справа, вдоль соседской кирпичной хрущёвки, стояли замёрзшие, словно бы до состояния льда, вербы и мели своими длинными ветвями по земле. Слева же, у конца его дома стояла белая буквально до синевы лиственница – ствол вровень с крышей, очень красивое весной дерево, но и сегодня оно было таким – искрящееся в лучах восходящего солнца.

Юноша вышел на дорожку между подъездным палисадником и центральным квадратом двора, где стояла большая детская площадка между домами. Дворник не успел дойти до этого места, может быть – не захотел, потому всё пространство двора, где теоретически можно было бы пройти человеку, походило на снежную кашу. Пробираясь к выходу со двора и утопая по щиколотку в снегу, он краем глаза заметил, что из свеженаметённого сугроба торчит чья-то рука, и вспомнил, как ночью они с Лилей слышали крики, дикие человеческие крики с улицы. Вчера вечером весь город накрыл непроглядный туман, жителям было рекомендовано не выходить на улицу во избежание, как говорится, но вот, видимо, кто-то не выполнил рекомендацию. Интересно, подумал Август, кто прервал его бренный путь? Из окна вчера ночью виднелись огромные триноги, которые всегда в такой туманище заходили в город с реки, не спеша прохаживаясь по его опустевшим улицам, аккуратно переступая своими исполинскими колоннообразными тремя ногами. Но вряд ли это был он – эти монстры редко нападали на людей, подобная мелочь была для них неинтересной.

– Лишь бы не морлоки или пауки, – произнёс юноша и ускорил шаг ко входу в метро, – Ещё этой пакости тут не хватало.

Останавливаться и разглядывать труп несчастного у Августа не было особо времени – он был записан в ветеринарную клинику на процедуры через полтора часа, но до туда надо было ещё добраться. И доехать до другого берега по линии метро было ещё половиной дела: благо на одной конечной станции он с переноской должен зайти в вагон метро, а на другой конечной – выйти. Но вот сама клиника стояла посреди территории, откуда туман не уходил даже днём под солнцем. И туда надо было ещё дойти.

Подобные места именовались Заводи – обычно в низинах, возле оврагов и рек. Никто не знает, почему этот туман появился именно в таких зонах, но теперь они представляли собой серьёзную опасность даже если ты вынужден просто мимо пройти. Обычно люди и не ходили мимо, а основные входа в Заводи стерегли военные блок-посты со станковыми пулемётами и огнемётами – издержками нового мира. И пусть в Заводях те же триноги не встречались – они жили на реке, над которой теперь всегда стоял густой туман, зато обитало много другой живности, которая чаще всего не пыталась покинуть свою территорию, но иногда всё же приходила к постам военных. Или к забору между домами, который воздвигли на границах Заводи. Похожие на вечно седых и плохо нарисованных питекантропов морлоки, лохматые угольно-чёрные псы с горящими глазами – баргесты, лангусты – пауки, размером с небольшой грузовик с ногами в длину всего своего туловища, каракурты – мохнатые пауки размером с небольшой седан с красно-коричневого цвета рогами и шипами, даже мимики – неизвестной формы существа, способные подражать голосам людей, зовущих на помощь. Именно по этой причине на крики с улицы, когда туман наползает на весь город, мало кто выходит – все знают о мимиках, и никто не хочет узнавать, как они на самом деле выглядят.

Поезд метро дёрнулся и начал оттормаживать, выдернув Августа из раздумий. Они находились на Метромосту в застеклённом герметичном туннеле, а вокруг клубился туман. И нет, твари из тумана, по всей видимости, не были способны сломать ни то, что железобетонные конструкции автомобильного моста, но и лёгкие пролёты из стекла и металла метромоста были им не под силу – максимум, на что их хватало их, это выбить окно. И, видимо, сейчас произошло нечто похожее, а оттого Август вытащил из внутреннего кармана мобильный телефон и с тоской посмотрел на отсутствие связи – туман над рекой поднимался метров на пять выше Метромоста, а потому на этом перегоне, где раньше совершенно спокойно ловил 4G, мобильной связи не было вовсе. Мгла глушила любую связь, это знали все, кому хоть раз не посчастливилось зайти в неё. Работали лишь переносные радиостанции, да и то максимум на расстоянии в сотню метров – и то, если передатчик был достаточно мощным. Так что если сейчас с их поездом что-то случится, на станции на берегу об этом не узнают сразу.

Август засунул пальцы между прутьями дверцы переноски и дотронулся до меха шпица, тот повернул голову и лизнул хозяйские пальцы в ответ. А юноша дотянулся до загривка пса и стал неспеша его чесать – судя по тому, сколько они проехали в тоннеле, поезд должен был быть ещё где-то над берегом, напротив бывшего парка у ледовой арены. Кто сейчас населял её и этот парк, Августу было неведомо, да он и никогда не стремился присоединиться к ватагам смельчаков, что время от времени, в обход блок-постов военных, пытался туда пролезть. Говорили, что из таких вылазок если кто и возвращался, то совсем седым – скорее всего, это было враньём. Монстры в тумане были уродливыми и опасными, но не настолько, чтобы становиться седым от встречи с ними.

Наконец, простояв где-то минуты три, поезд дёрнулся и медленно продолжил движение. До этого судачившие о природе остановки пассажиры, замолчали, с любопытством, но и некоторой опаской, прильнули к окнам – желание поглазеть не смогла искоренить даже вся эта история с туманом, в котором прячутся опасные твари. И да, через несколько мгновений за окнами проплыло разбитое окно в туманный мир – кто это сделал, и что стало с этим представителем чуждой человеку фауны, так и осталось загадкой. Вагоны метро набирали скорость, спешно удаляясь от опасного участка.

– Когда же это закончится? – заохала женщина средних лет на соседнем сиденье. Сидевший рядом с ней ребёнок детсадовского возраста в ярком комбинезоне с ушами покосился с любопытством на неё.

– Да говорят, нам теперь всегда с ними жить, – покачал головой парень чуть помладше Августа, в чёрном пуховике и спортивных штанах с лампасами, – Читал, что это новая экосистема. Так что только привыкать.

– Да власть бы захотела, быстро бы порядок навела! – фыркнула женщина, – Видимо, их эксперименты какие.

Дальше Август не слушал, откинувшись на своём сиденье. Он сидел и пытался вспомнить, зарядил ли аккумуляторы своей рации и проверил ли радиомаяк в пряжке ремня? Вроде бы да, всё было в порядке, да и мороз не как в прошлый раз, две недели назад – тогда переход в клинику по морозу в -35 доставил острых ощущений и ему, и его псу Кексику. Успешно проскочив между пары лангустов, юноша тогда чуть было не влетел в длинное извивающееся тело, переползавшее дорогу – что это была за тварь, и как она называется, не смогли потом ответить даже в клинике. Но пока он ждал, когда дорога освободится, то привлёк внимание стаи баргестов – чёрные мохнатые псы, каждый примерно по пояс Августу, заинтересовались негромким поскуливанием Кексика и очень сильно захотели попробовать того на вкус, а заодно и человека, который тащил его переноску. Отбиться получилось только благодаря остову автовышки, брошенной возле покинутой высотки. Используя его, как постамент, юноша настрелял с десяток патронов из обреза, перебив нападавших, но дальше просто побежал в сторону клиники, обжигая лёгкие морозным воздухом и норовя в густом тумане напороться ещё на какую-нибудь стаю – за месяц до этого они проходили этот путь вдвоём с Лилей, и тогда это вышло сподручнее, «Сайга» в женских руках оказалась очень эффективным оружием против группы морлоков, напавших на них из окон первого этажа в каньоне. А вот в то морозное утро двухнедельной давности Августу пришлось выходить из клиники обратно более длинным маршрутом – не через каньон, а поверху, да ещё и ждать пока соберётся группа на проход. С четырьмя патронами для его обреза идти обратно тем же маршрутом было смертельно опасно.

На улице у выхода с конечной станции было многолюдно – метро оставалось самым безопасным способом перемещения по городу, и в особенности для переезда на тот берег, откуда приехал Август. Ещё тут развернулся во весь широкий тротуар стихийный рынок, где уже продавали зелёные пихты и ёлочные игрушки – скоро уже случится Новый год, и горожане, несмотря на все невзгоды, стремились перед ним закупиться. Основные торговые центры больше не работали, превратившись в военные объекты – всё оттого, что так вышло, что они все оказались рядом с Заводями, а потому их довольно быстро приспособили под военные форпосты перед угрозой монстров из тумана. Торговые ряды же оттуда выгнали, подчас буквально на улицу.

Выйдя на место посвободнее, юноша опустил собачью переноску, которую до этого нёс в руке, на землю. Затем вынул из кармана широкий ремень, закрепил на ней и надел её через плечо слева – так сподручнее будет идти по Заводи, хотя до неё ещё надо посетить блок-пост и отметиться на нём. В клинику он предпочитал ходить понизу, через самое главное скопление тумана – так быстрее, чем обходить от метро поверху, а потом точно также спускаться вниз. А что до опасностей – так он уже не первый раз с ними сталкивается, маршрут выглядел вполне себе проходимым. Правда, по всему сегодня выходило, что на дороге там сейчас будет снежная каша, как и в остальном городе – тротуары сегодня, по всей видимости, коммунальные службы решили не чистить. Видно, рассудили они, что люди и сами утопчат, как им надо будет. Пока выходило плохо, потому когда Август добрался до блок-поста, то уже довольно сильно взмок и запыхался, потому, когда его завели вовнутрь и предложили присесть для оформления прохода, был тому даже рад.

– Оружие при себе имеется? – строго спросил солдат за монитором в камуфляже, только что просканировавший куар-код с приложения клиники на смартфоне юноши.

– Всё при себе, – Август распахнул пальто и продемонстрировал обрез, патронташ и револьвер на поясе.

– Гражданские, – фыркнул более молодой боец.

– Зря ты так, – покачал головой военный за монитором, – Обрез может и сподручнее в Заводи.

– Не знаю, с «Калашом» мне спокойнее как-то, – пожал плечами второй и присел у переноски с Кексиком. Шпиц понюхал воздух и радостно гавкнул.

– Структура тела тварей из тумана такова, что автоматный патрон их просто прошивает насквозь, но никак не останавливает, – произнёс Август спокойным тоном и присел обратно на лавку, не застегнув пальто.

– Твоя правда, – кивнул боец у переноски и распрямился, – И что, каждые две недели ходить надо?

– Восстановительные процедуры, лучшая клиника в городе, – пожал плечами юноша.

– Да уж, понимаю. Дорогое удовольствие.

– Клиника подтвердила запись, – военный, сидевший за компьютером, развернулся к Августу, – Но не может подтвердить возможность прохода. У них какое-то там движение вдоль периметра.

– Ну, что поделать, – тот снова пожал плечами, – Как там в целом в Заводи дела, что нового за две недели?

– Да одна банда сверху попыталась туда уйти, говорят, чтобы на дно залечь. Или налутать чего, что в квартирах осталось.

– В общем нет там больше банды, – второй военный вклинился в разговор, – Позавчера бойня на повороте случилась, сразу при входе в каньон.

Август внимательно посмотрел на говорившего – из всего выходило, что всё случилось примерно в полукилометре внизу от блок-поста, там ещё метров двести потом остаётся до клиники. А проход идёт между двумя высотками – чисто каньон. И если там случилось побоище, то это место никак нельзя будет обойти, а кто знает, кого там им с Кексиком суждено встретить.

– Из клиники рассказали, они слышали звуки боя, – говоривший до этого боец, видимо, понял направление мыслей юноши и тяжело вздохнул, – Там вчера пара не смогла пройти, тоже в клинику, как ты шли. С мастифом, красивущим таким.

– В общем из клиники передали, что тех прижали к одному из домов, но спасти их не успели.

– Когда это случилось?

– Вчера утром, примерно в это же время.

Август, включил экран мобильного и посмотрел на часы, оставалось полчаса до записи, но в целом было главное – дойти до самой клиники. Да Господи, тут же всего семьсот метров – ну, за полчаса-то уж можно добраться.

– Пойдёшь? – спросил военный у компьютера, увидев, как юноша перед ним кивнул, поиграл желваками, – Ну, на свой страх и риск. Мы ничем не поможем, радиомаяк работает?

Тот встал, включил радиомаячок на поясном ремне, военный обернулся на монитор и утвердительно кивнул:

– С наших радаров пропадёшь, как дойдёшь до прохода в застройку, сразу вниз и налево от нас.

– Да, знаю.

– Должен предупредить всё равно, – военный вздохнул, – Клиника тебя запеленгует на входе в каньон, примерно. Как раз за местом бойни.

– Там сейчас многолюдно, как я понимаю, – Август тяжело поднялся и похрустел спиной.

– Судя по всему, морлоки и баргесты.

– Терпеть не могу морлоков, – юноша поднял переноску и перекинул её ремень через плечо.

– Ага, баргест у тебя свой, – до этого молчавший второй боец по-доброму улыбнулся.

Август улыбнулся в ответ и вышел на улицу.

Металлический забор протянулся вдоль стены блок-поста от небольшого торгового центра, выходящего на проулок глухой стороной, до покинутой девятиэтажки. Само ограждение было из профнастила на металлических рамах – достаточно, чтобы обозначить границу опасной зоны, но в случае, если из Заводи кто-то захочет пройти в заселённые области, то он довольно легко сделает это. Да что там – такое уже происходило, но заборы, насколько знал Август, нигде не меняли. Словно опасность, исходящая от невесть откуда взявшегося тумана, она была временной. Такой же, как забор.

Кстати, про туман – вот он, серо-зелёный, поднимавшийся над двухметровым забором ещё на пару метров своими плотными клубами. Притом, что над рекой он доходил до исполинской высоты мостов, скрывая их, в конкретно этой Заводи его высота достигала всего-то середины второго этажа. Сейчас ничего не напоминало о том, что буквально прошедшей ночью он заполонил весь город, забрав к себе какое-то количество людских жизней. Все уже усвоили – этот туман с лёгкостью смешивается с обычным, потому когда город от реки затягивается обычными сизыми клубами, тогда монстры могут выходить из Заводей.

Август кивнул бойцу у калитки возле ворот, тот ответил на приветствие и отворил небольшую дверь из всё того же профлиста. И юноша шагнул внутрь колышущегося белёсого мира.

Дороги поначалу не было – было направление, заваленное примерно по щиколотку мокрым слежавшемся снегом. Такой появляется на тротуарах, когда их в обильные снегопады не чистят, но продолжат по ним ходить. Вот и тут была такая же дорога – вниз от калитки блок-поста шла улица между глухой стеной ТЦ и покинутом жильцами высоким домом. Сам он, находящийся слева от Августа, был тому не виден – как и всё то, что было справа от него. Туман стоял такой плотный, что видимость была на расстоянии трёх-четырёх шагов, не больше. Благо, путь в клинику был известен уже довольно давно, нахожен и не представлял из себя ничего необычного. Ну, кроме тех обитателей Заводи, что могли выйти на одинокого путника.

Август проверил один из фальшфейеров и обрез и осторожно двинулся дальше, пошатываясь на неровном покрытии – снег не позволял идти быстро, но главное сейчас было не упасть. А то чёрт его знает, кто может этим воспользоваться?

Сверху серо-зелёный туман был светлее – там где-то вверху светило зимнее солнце. А вот слева и справа путника и его шпица обступало клубящееся марево, из которого время от времени выплывали силуэты остовов прежней жизни. Вот они прошли брошенный на стоянке джип – значит до сломанного забора оставалось примерно половина пути, а значит уже скоро появится дорога направо, к оврагу, обходящая торговый центр, оставшийся наверху, сзади.

В этот раз Август увидел движение справа, как раз с дороги в овраг, и замер, положив одну руку на собачью переноску, а другую – на обрез. Силуэт был огромным – то ли лангуст, то ли ещё какая пакость этого тумана. Юноша напряг слух, но ничего не услышал – туман гасил не только сигналы связи, но и обычные звуки. Уже метрах в трёх было мало что разобрать, этим и пользовались монстры, живущие в Заводи. Некоторые даже думали, что их зрение устроено иным чем у человека, образом, позволяющим видеть через эту серо-зелёную пелену. Август же придерживался мнения, что зрение и слух у этих существ устроены таким же образом, как и у людей. А охотятся они по большей части из засады, а потому главное в общении с ними было не попасть в такую засаду.

Один силуэт лангуста прошёл – показался второй, но они все шли параллельно дороге, на которой стоял юноша со своей собакой. Видимо, его никоим образом не почуяли, а оттого опасности не представляли. Потому он двинулся дальше, иногда посматривая направо, где тёмные массивные силуэты уже растаяли в пелене.

Наконец Август добрался до сужения дороги: справа были обрывки такого же забора из профнастила, что наверху у блок-поста, слева – разгромленная помойка на три мусорных бака. Их состояние наводило на мысли, что кто-то из созданий, живших в Заводи, точно также, как существа обычного мира, роются в мусоре. А прямо были механические ворота из металлических прутьев, навсегда застывшие в закрытом положении. Юноша никогда не думал, что их можно открыть – всегда обходил. Незачем тратить силы, а главное – время, на поиски способа открыть ворота, когда пешеход может их обойти слева или справа по довольно просторному проходу.

Август, как всегда, обошёл ворота слева, со стороны разбитой помойки, и понял, что в целом недавно по этому же пути кто-то шёл. Присмотревшись к следам, он увидел, что, похоже, это была стая морлоков – следы от ступней и ладоней одновременно однозначно говорили именно об этом противнике. Остаётся только надеяться, что всё это происходило довольно давно, и эти монстры не будут ждать на пути.

Юноша распрямился и попытался рассмотреть хоть что-то в тумане, но нет: слева от него светлел лишь разрыв между зданиями – он помнил, что там был подъём в микрорайон к пятиэтажкам, в которых сейчас уже никто не живёт. Август повёл плечами и проверил Кексика в переноске – тот чуть-чуть заскулил и облизал пальцы человеку, а после пошёл вниз, прямо от блок-поста. Именно туда шла дорога для всех, кому надо было добраться до клиники.

Спуск шёл по снежной каше, лежавшей на тротуарной брусчатке. Самое нервное в этом спуске было то, что он проходил мимо высотного дома, который выходил своими пустующими подъездами к путнику – Август понимал, что каждый темнеющий проход внутрь сулил для него и Кексика, если не смерть, то тяжёлые увечья, если оттуда прямо сейчас выскочит морлок или баргест. Потому, равняясь со входом в подъезд, юноша выставлял, на всякий случай, перед собой обрез двустволки – жакан должен остановить практически любого нападающего. Особенно на такой короткой дистанции.

К счастью, никто оттуда не появился, хоть и было довольно нервозно, но вот у очередных ворот из металлической рамы, Август понял, что в проходе, который светлел между зданиями слева от них, виднеется ещё один силуэт. Триног! Откуда он мог здесь взяться, было совершенно непонятно, но это был точно он! Ну, или в этой Заводи есть кто-то таких же размеров. Это точно не лангуст – те не вырастают больше трёх метров высотой, а этот, такое ощущение, что превосходил даже пелену тумана. Слава богу, туда Августу не надо было, но толку-то – направо как раз уходила дорога, которая, по ощущениям, метров через двести должна была уткнуться в огромное место бойни. Чёртовы бандиты, чёртовы баргесты, чертов туман – ему ведь просто надо донести шпица до ветеринарной клиники и вернуть обратно…

Пройдя ворота, Август развернулся – да, он всегда смотрел на этот плакат, созданный нейросетью: грудастая девица без изъянов зазывала в какую-то клинику клиентов. Слоган уже стёрся, но вот лицо и грудь девушки по-прежнему призывно проглядывали сквозь туман. Юноша на примерно полминуты задержался у плаката, задумавшись о природе вещей и том, что реклама может вот так вот пережить свой товар – он никогда не слышал про эту клинику, быть может, она уже успела сгинуть. Да вот про рекламный плакат все забыли, так тот и остался висеть на никому не нужном заборе.

Сзади что-то ухнуло, да так резко, что Кексик разразился лаем, а Август развернулся, выставив перед собой руку с обрезом. Туман по-прежнему клубился впереди и во все стороны от него, но ничего больше видно не было. Юноша медленно взвёл курки и начал отходить вправо, держась так, чтобы остатки забора из профнастила, на котором висела грудастая барышня, оставались за его спиной. А что впереди могло грохнуть с таким звуком, было для него загадкой – ничего там такого не было, особенно на таком расстоянии.

Туман колыхнулся и справа, вдоль забора, потянуло небольшим ветерком. Обычно воздух здесь был недвижим, но иногда такое случалось, потому Август не сильно удивился, лишь скосил глаза направо, и вовремя – из серо-зелёной пелены соткался силуэт огромной мохнатой собаки и с утробным рычанием бросился на него. Когда подобное случилось впервые, юноша чертовски сильно испугался – он всегда боялся крупных собак, но сегодня ему было уже не впервой. Развернувшись вполоборота он нажал на один из спусковых крючков обреза, направив ствол по центру атаковавшего его баргеста. В тумане раздался оглушающий гром выстрела, нападавший, получив заряд дроби почти в упор, перекувыркнулся через себя и упал под ноги Августа, который грязно выругался про себя – этот звук явно слышали другие. Баргесты по одному не ходят, патрон остался в оружии только один – если сейчас ещё несколько псов решит нападать, им с Кексиком, который от испуга негромко заскулил, не поздоровится.

Юноша вытащил из кармана смартфон – сети не было, а часы показывали, что до времени записи оставалось примерно минут двадцать, а впереди оставалось примерно половина пути, но самая сложная половина, населённая далеко не дружелюбными представителями туманной фауны.

Спрятав телефон в карман он осторожно двинулся дальше, держа обрез перед собой на вытянутой руке. Где-то впереди должна была быть яма, раскопанная коммунальщиками ещё до появления тумана. Упасть в неё на торчащую между труб арматуру было такой же опасностью, как и встреча с монстрами, потому идти в непроницаемой пелене надо было аккуратно.

Обойдя труп баргеста, Август заметил слева в тумане силуэт исполинского паука – это явно был каракурт, но тот стоял сейчас неподвижно, метрах в пяти поодаль от дороги. Значит налево поворачивать не следует, быть может, паук там не один. А вот спереди дорогу перебежал человекообразный силуэт на четвереньках – морлок! Эти точно по-одиночке не ходят, но их можно отогнать огнём фальшфейера.

Ещё примерно с минуту юноша шёл, напряжённо вслушиваясь в окружавшую его туманную пелену, пока не дошёл до края ямы. Да, это препятствие надо было обходить слева – ближе к нависавшему тёмным силуэтом высотному дому. Благо сам дом от дороги отделяла металлическая ограда в человеческий рост – если что, она сможет быть какой-никакой защитой от существ, что засели с той стороны. Но пока никого из обитателей тумана видно с той стороны не было. Зато, начав обходить яму, он увидел силуэт ещё одного баргеста на её краю прямо перед ним – всего метра три впереди. Зверь не двигался, но не было понятно, учуял ли он человека, или же нет.

Наконец, через несколько шагов, Август осознал, что мохнатый пёс впереди повернул к нему свою голову, на что получил выстрел из второго ствола обреза – его тело дёрнулось и слетело прямо вниз в чернеющий провал ямы. Тяжело дыша, и осознавая, что своими выстрелами он мог привлечь к себе ненужное внимание, юноша стал перезаряжать своё оружие, судорожно осматриваясь по сторонам. Никакого движения в тумане больше не было, но это никак не влияло на его нервы – то, что он никакого не видел, совершенно не означало, что монстров в округе больше нет. Скорее – то, что они находились на недосягаемом для его зрения расстоянии.

Наконец, покончив с патронами, он взвёл курки обреза и двинулся дальше вдоль ямы. На её конце он остановился, увидев перед собой неспеша двигавшегося лангуста – пусть проходит, если тварь идёт мимо, то не стоит на неё нападать, пусть проходит. Благо монстр был один, оттого Август довольно быстро продолжил свой путь, держа справа темнеющий забор, за которым простирался овраг – самая нижняя точка Заводи, где впервые и показался этот чёртов туман. И откуда, судя по всему, и вылезли все эти монстры.

Через несколько минут юноша запнулся о тело, распластанное на снегу – судя по всему это был один из тех бандитов, которые закончили позавчера свой путь в этом месте. По ощущениям, и по темнеющим силуэтам зданий спереди, до каньона оставалось пройти примерно с полсотни метров. Но именно здесь могли обретаться наиболее агрессивные представители местной фауны.

Август перешагнул через тело и двинулся дальше, поддев ногой заиндевелый автомат – оружие уже не к чему его мёртвому владельцу, но поднимать его не было никакой нужды. Во-первых, патроны «Калашникова» не давали никакой помощи в бою с монстрами, а во-вторых, скорее всего этот автомат был уже без них – вряд ли бандит так легко расстался со своей жизнью. Оттого юноша, аккуратно ступая по разбитой снежной каше, продолжил двигаться вперёд. Интересно, когда его запеленгует клиника – лучше бы пораньше, но обычно это бывало не раньше входа в каньон. А пока надо было одолеть остаток этого свободного пространства, где под ногами снова попалось тело, из-за которого человек умудрился даже на мгновение потерять равновесие.

Кексик из переноски издал сдавленный звук, на который слева ответило какое-то существо – в туманной пелене Август осознал, что там находится, сидящий на корточках морлок. Человек инстинктивно отпрянул, сделав несколько шагов вправо, и увидел перед собой ещё несколько подобных силуэтов, один из которых распрямился и явно посмотрел в его сторону. Связываться со стаей не входило в его планы, но пройти прямо надо было, потому левой рукой, не отпуская обрез из правой, он выдернул фальшфейер с пояса и шагнул вперёд, надеясь, что сможет, если что, распугать противников огнём и шумом.

Силуэты не двигались, словно они сами опасались нападать на идущего на них человека. Август обернулся назад – там, где-то возле ямы, увидел ещё один человекообразный силуэт. Они взяли его в кольцо, но что поделать – он поднял руку с обрезом в ближайший силуэт в паре метров перед собой и нажал на спусковой крючок. Грохнул выстрел, морлока откинуло назад, остальные отпрянули и разбежались, давая юноше возможность для манёвра. Потому он резко вдохнул воздуха и побежал. Перемахнул через лежащее на дороге тело, при приземлении заскользил на снежной каше, но удержался и помчался дальше, но услышал, как сзади раздались вопли – морлоки явно наметили загнать его и сделать своей добычей.

Впереди темнела высотка, а справа показался остов автовышки, что спас ему жизнь в прошлый раз. Добежав до него, он резко развернулся на всё нараставший звук позади – развернулся и выстрелил практически в упор. Морлок в полуметре от него уже готов был броситься на спину человеку, но теперь отлетел, получив в грудь заряд жакана. Август опёрся спиной на автовышку, отпустил обрез и рванул заряд фальшфейера, который осветил ещё с пять его преследователей – морлоки тут же отпрянули под шипение и вспышку пламени, а также под тявканье Кексика, который каждый раз рвался в бой защищать хозяина, даже находясь в своей переноске.

Август рванул правой рукой с пояса револьвер и на удачу выстрелил в самого правого от себя морлока – экспансивная пуля настигла противника, отнеся его тело на метр назад. Человек побежал в свободное место, перепрыгнув через поверженного противника, и надеясь, что не налетит в своём беге на более крупных созданий заводи. Сзади донеслись вопли и ухающие звуки бегущих морлоков – преследовавшие его человекообразные твари не отставали.

Добежав до стены высотки у начала каньона, он развернулся, прижавшись спиной к кирпичам и выставив перед собой уже тухнущий фальшфейер. Ближайший к нему морлок затормозил и упал на зад, испугавшись пламени – Август этим воспользовался и всадил в него пулю из револьвера, заставив затихнуть. Затем выстрелил дуплетом в два силуэта, пытавшихся его обойти справа. Судя по всему, попал он только в один, потому что когда тот свалился навзничь, второй остался стоять и даже сделал шаг к человеку.

– Заяц вызывает Августа, Заяц вызывает Августа! – зашипела рация в рюкзаке. Юноша выругался на собственную недальновидность, что он не вытащил радиостанцию, и теперь она говорила человеческим голосом за его спиной, – Заяц вызывает Августа, мы тебя видим, как слышишь?

Август отшвырнул догорающий фальшфейер в троих противников, наседавших слева, выстрелил и попал в правого морлока, расчистив себе дорогу, побежал в сторону каньона вдоль стены высотки, на ходу пытаясь снять рюкзак. Завернув за угол, он всё же сдёрнул его со спины, присел на корточки, раскрыл и вытащил рацию:

– Август на связи! – сразу же за этим он выстрелил в выпрыгнувшего из-за угла морлока, тот перекувыркнулся и упал на спину.

– Слышим выстрелы, Август, доложите обстановку! – зашипела рация в ответ.

– Нашёл морлоков, – юноша подстрелил ещё одного, выпрыгнувшего на него противника, и рванул вдоль стены. На левой руке на лямке у него болтался рюкзак, мешающий бегу. Вопли морлоков сзади раздавались всё ближе.

– Приняли, попробуем выслать отряд навстречу, ожидайте!

Август нажал на сброс, развернулся и всадил пулю в ближайшего преследователя. Укрытия не было видно никакого, ожидать встречающей команды было негде, а патронов в револьвере оставалось на два выстрела. Оставалось двигаться к клинике, ведя на хвосте стаю морлоков и надеяться на свои ноги. Потому он побежал, как можно быстрее, не только слыша утробные ухающие звуки за спиной, но и словно бы ощущая дыхание преследователей.

Вот – скамейка, которая в нормальное время стояла под яблоней, и на которой отдыхали служащие доставки, офис которой находился здесь же. Август засел за ней, положил на её спинку руку с револьвером и дважды выстрелил в преследователей – один перекувыркнулся в полёте и распластался прямо перед скамьёй, а второй увернулся и отпрянул в сторону, к стене дома.

Юноша сунул оружие обратно в кобуру и начал перезаряжать обрез, воспользовавшись тем, что наседавшие морлоки не стали на него прыгать, а решили окружить.

Наконец один из человекообразных монстров, зашедший справа за спину Августу, бросился на него, но тот успел развернуться и всадить в него заряд жакана из одного из стволов – этот морлок в прыжке свалился в куст яблони сбоку от человека. Остальная пятёрка существ придвинулась на шаг ближе, но атаковать не рисковала – напороться на выстрел из обреза им явно не хотелось, хоть они вряд ли и подсчитали, что выстрел остался только один.

– Свои! – раздался повелительный крик за спиной Августа, но тот не стал оборачиваться, лишь глубоко вздохнул и сделал шаг назад от скамейки, за которой прятался. Морлоки двинулись следом. Тут же шипя и полыхая огнём перед ними упал осветительный снаряд – существа отпрянули.

Юноша обернулся и увидел пятёрку солдат в камуфляже с автоматами – у охраны клиники в магазинах явно были не обычные, а экспансивные патроны, не зря они столько времени проводили в контакте с существами из Заводи. С этими ребятами было не страшно двигаться дальше. Один из бойцов поднял руку в приветственном жесте – Август кивнул и поспешил к ним.

– Кеееексик! – миниатюрная чернявая девушка с явно проглядывающими индийскими корнями, одетая в форму ветеринарной клиники, всплеснула руками, когда переноска со шпицом опустилась на стойку администратора.

Юноша устало вздохнул и улыбнулся, потом посмотрел на девушку-администратора, та приветливо кивнула:

– Может быть, чаю?

– Да, пожалуй, – Август только сейчас понял, насколько устал.

– Тогда прошу в комнату отдыха.

– Кексика мы примерно часа через полтора отдадим, – произнесла ветеринар милым голоском и расплылась в улыбке, взяв на руки шпица.

– Да, отлично, я как раз отдохну.

– Тогда пароль от вайфая прежний, – сказала администратор и указала на дверь в конце холла, – Обратно пойдёте сами или оставите заявку на группу?

– Пожалуй, оставлю, – юноша задумался и кивнул своим мыслям.

– Тогда ожидайте, как раз ещё один наш пациент закончит через примерно полтора часа.

– Отлично, хватит на меня сегодня приключений.

Всего оценок:12
Средний балл:3.75
Это смешно:3
3
Оценка
2
1
1
2
6
Категории
Комментарии
Войдите, чтобы оставлять комментарии
B
I
S
U
H
[❝ ❞]
— q
Вправо
Центр
/Спойлер/
#Ссылка
Сноска1
* * *
|Кат|