Голосование
Холод (Estellan)
Авторская история
Автор этой истории — Estellan.

Снег. Снег метался, кружился и всячески противился нашему продвижению в глубь леса. Дорогу это не облегчало. Если девственные сугробы можно было назвать дорогой. То и дело кто-то из нас поскальзывался, зарываясь в пушистое, но такое холодное покрывало, чтобы тут же вскочить, отфыркиваясь, и идти дальше.

Да. Ситуация с самого начала бывшая фиговой, постепенно приближалась к катастрофической. Машину пришлось бросить еще пару часов назад. По весьма прозаической причине – она сломалась. Не знаю, что именно доконало хваленый японский автопром, но на очередном подъеме автомобиль чихнул, заклокотал и утратил связь с реальностью. Подозреваю, что его еще вполне можно было бы починить… будь у нас время. А времени как раз не было. Те, что идут по следу… они нам его не оставят.

— Так даже лучше, — утешал я шальную компанию в самом начале пути. – Вряд ли они осмелятся пойти за нами в лес. А снегопад надежно укроет наши следы, если все же соберутся.

В этом я, как оказалось, не ошибся. До сих пор было тихо. А может, это снег укрывал нас, отрезая и наши звуки, и звуки возможных преследователей.

Правда, появилась другая проблема – а что дальше? До домика в полузаброшенной деревне, где мы планировали отсидеться, оставалось не меньше полусотни километров. Есть ли другие по дороге – мы не знали. А как долго сможет выжить плод цивилизации и городского образа жизни в третьем поколении в первозданном лесу? Что-то мне подсказывало, что мало.

Снег менялся, сырел, и уже через час нас накрыло ледяным дождем. Куртки, отлично сдерживавшие снег, стали стремительно промокать. Идти стало тяжелей.

— Может, уже остановимся? – подала запыхавшийся голос Алиса. – Передохнем? Вроде никого не слышно.

— Ты еще предложи костер развести, — огрызнулся не менее уставший Макс, тащивший один из самых тяжелых рюкзаков.

— А что? В такую погоду вряд ли кто-то заметит дым, — парировала стремительно обрастающая ледяной коркой девчонка.

— Нужно найти укрытие, — поддержал товарища я. – В такую погоду костер не развести – раз, если мы остановимся, мы замерзнем – два, и я самолично хочу убить этого авантюриста, желательно – в теплом месте и без свидетелей – три.

Ну а что я им мог сказать? Что мы не знаем, куда идем? Что, если нас поймают, то убьют однозначно и бесповоротно, невзирая на пол? Что если мы не найдем укрытие, то нам в любом случае конец? Вряд ли они именно это хотят услышать.

Дом мы увидели когда уже почти стемнело. Темный, бревенчатый, двухэтажный. Изначально приняв его за деталь ландшафта, мы едва не прошли мимо. А узнав в строении дело рук человеческих, ломанулись изо всех оставшихся сил, и остановились только тогда, когда за спиной захлопнулась добротная деревянная дверь, отрезая нас от непогоды, царившей за порогом.

Теплей не стало. Зато стало менее сыро. По крайней мере, с потолка ничего не капало. Отдышавшись, мы с Максом нашли в себе силы скинуть рюкзаки и отправиться на разведку. Нет, мы не искали хозяев дома, ибо с первого взгляда было понятно, что он давно и прочно заброшен. Лесной мусор, занесенный внутрь через приоткрытую дверь, выросший у порога мох, а дальше – слой пыли, говорили сами за себя. Но при этом в доме были целы окна, присутствовали двери, а что нам еще нужно?

Правда, неприятный сюрприз встретил уже внутри. Раскуроченная печь, которую некто разобрал буквально по кирпичику, наводила на мысли, что затопить ее не получится, даже если мы найдем дрова. А нам, между прочим, весьма неплохо было бы переодеться и высушить вещи. Для начала.

— Мда-а-а… дела, — зябко поежился Макс, и, выполнив невероятный кульбит, пробрался через гору кирпичей и заглянул в дымоход. – Облом. Он завален.

— Кому понадобилось курочить печь? – спросил я, мысленно посылая лучи поноса автору этого безобразия.

— Вандалам? – подкинул идею товарищ.

— Странные какие-то вандалы. Печь разнесли, а все остальное нетронуто. Словно только она им и была нужна. Мебель целая. Всякая дребедень тоже стоит, словно хозяева вышли за водой и просто решили не возвращаться.

— А ты никогда не слышал байку о том, что раньше в печах тайники делали, в которых драгоценности прятали?

— Слышал, — махнул я рукой и принялся все же стягивать насквозь промокшую куртку. – Но нам это вряд ли поможет. Печь затопить мы не можем. Даже если на втором этаже есть что-то схожее – тоже, ибо дымоход перекрыт. Разводить костер на полу чревато четырьмя хорошо прожаренными шашлыками, если останемся, и четырьмя же замерзшими трупиками в лесу, если уйдем. Идеи? Мысли? Предложения?

— Для начала надо переодеться в сухое, — внес свою лепту товарищ, тоже принявшись стягивать мокрую одежду.

Девчонки инициативу поддержали вяло, но и вариантов у нас особо не было. В сухих вещах стало не то, чтобы значительно теплее, но не так холодно и мокро – однозначно. Холодная еда не сильно радовала, но в целом фатальные настроения в группе немного развеялись. Было решено сходить и посмотреть, что находится на втором этаже.

Лестница под ногами скрипела, но стоически выдерживала нагрузку. Вообще, казалось, что дом удивительно неплохо сохранился. Правда, непонятно откуда он такой одинокий в лесу взялся. Или он один уцелел из какой-нибудь заброшенной деревни, давно стертой с карты? Остальные дома мы вполне могли не заметить в такую погоду. Удивительно, что его заметили.

Второй этаж встретил нас двумя дверями. Одна вела в спальню, а вторая… тоже в спальню, но поменьше. Между ними помещался только крохотный пятачок, на который и вела лестница.

— Ну что же… по крайней мере будет где переночевать, — усмехнулся Макс, заглядывая то в одну комнату, то в другую.

— Сдурел? – отозвалась Алиска. – Я ни в жизни на эту койку не лягу. Там наверняка уже все сгнило и кто-нибудь живет. Если не членистоногий, то неприхотливые формы жизни – точно.

— Да ладно тебе, — фыркнул тот и, демонстративно зайдя в большую комнату, сначала опасливо потыкал покрывало, потом, уверенно ухватился за его край и дернул. Ткань слетела с кровати, подняв облачко сухой пыли. А вообще, соглашусь, странно. Дом заброшен явно не вчера. Тут не должно было бы уже все сильно отсыреть? – Прошу, ложе для принцессы готово, — Макс похлопал по краю постели, подняв еще одно облачко пыли. – А вообще, ночью лучше спать, а не светить в окна фонарями, которых у нас, кстати, почти нет, привлекая внимание. К тому же, никто не просит тебя раздеваться. Жарко все равно не будет.

Оставив этих двоих препираться, я спустился вниз, к своему рюкзаку. Надо бы проверить припасы. Еда есть. Воды нет, но с водой это не основная проблема. Воды у нас в изобилии вокруг, в виде снега, на худой конец. А вот с теплом – вопрос.

— Ты хочешь переночевать здесь? – догнал меня у рюкзака вопрос Лизы, до сих пор хранившей стоическое молчание.

— У нас нет выбора, — я выпрямился, рассматривая фигурку возле лестницы. – Мы не сможем переночевать в лесу. И если нас не найдут те бандюки, которым насолил Макс, то погода и холод найдут – однозначно. Мы не сможем идти всю ночь. Не можем выйти на дорогу. До сих пор мы не уверены даже в какую сторону идем. Если помнишь, от мобильных пришлось избавиться еще в городе.

— Но здесь даже нет тепла.

— Наберем побольше тряпок от предыдущих владельцев, соберем все одеяла, что есть, и переночуем. Все будет нормально. Утром пойдем дальше. Если распогодится, сориентируемся. Надо только решить…

— Короче, вы, это, занимайте маленькую комнату, а мы с Алиской – большую, — присоединился к диалогу Макс.

— Ты уверен? Вместе было бы теплее, если закрыть все двери-окна и заткнуть щели тряпками.

— Не дрейфь, уверен, вы с Лизкой и вдвоем найдете чем заняться, — подмигнул тот девушке и отправился наверх.

Ну что же? На том и порешили. Когда стемнело окончательно, к ночевке мы были условно готовы, законопатив все щели в окнах, заткнув проем под дверью и усиленно заворачиваясь во все одеяла, что нашли, чтобы хоть немного согреться.

Наверное, мы все же заснули, так как подорвались в темноте от громких воплей из соседней комнаты. Вопил, как ни странно, Макс. «Нашли», — похолодел я и, приказав Лизке спрятаться хоть под кроватью, вооружился увесистым фонариком и отправился на встречу с неизбежным, пока оно, потрясая оружием, не пришло к нам знакомиться само.

Потратив время на то, чтобы расковырять наши баррикады, выскочил на пятачок, готовый встретиться с вооруженными амбалами, удивился их там не обнаружив. Но вопли не прекращались. Дверь во вторую комнату была заперта.

— Макс, — я толкнул створку, но она не поддалась. – Макс! – налег на дверь посильнее, и та, издав странный, какой-то металлический, скрежет, все же немного открылась. – Твою ма… — выдохнул я, и этот выдох повис облачком пара в воздухе.

В комнате было холодно. Намного холодней, чем в нашей комнате, чем на пяточке, да, готов поклясться, холодней, чем на улице. Стены, пол, потолок, мебель, все было покрыто здоровенной коркой льда. А еще… еще здоровенной коркой льда была покрыта Алиса, заставшая в безмятежно-спящей позе. Макс продолжал вопить, пришлось подскочить и отвесить тому весомую плюху, прежде чем тот переключился.

— Что тут произошло? – встряхнул я товарища, призывая к диалогу.

— Я не знаю… не знаю… Алиса? – тот потянул девушку за плечо, но она, предсказуемо, даже не шелохнулась.

Показалось или в комнате стало еще холоднее? Нет. Не показалось, мороз стал щипать открытые участки кожи сильнее, а ледяная корка отчетливо поползла по одеялу к Максу. Никогда в жизни такого не видел.

— Идем, — я дернул Макса с постели вместе с одеялом, в которое тот был завернут.

— Алиска! – заупрямился тот, вновь потянувшись к девушке, едва не коснувшись пальцами льда. Что будет, если он его коснется, не хотелось выяснять. А если вмерзнет?

Проявив недюжинную силу и упрямство, я все же сумел силой вытащить его из комнаты и захлопнуть дверь. В ответ услышав тихий хруст. Черт.

— Что произошло? – спросила Лиза. – Нас нашли?

— Не нашли, — сквозь зубы ответил я, восстанавливая баррикады и молясь, чтобы это стало достаточной преградой льду.

— Тогда что случилось? Где Алиса?

— Не знаю. Макс! Что у вас там произошло? – решился я спросить еще раз.

— Не знаю, — тот стек на край постели, обхватив руками голову. – Не знаю. Мы болтали, а потом… уснули наверное. Потом холодно стало. Очень холодно. Я хотел к Алиске прижаться, а она… как камень… как лед. И твердая. Я не знаю…

Форменная истерика у парня, умудрившегося насолить настолько сильно какому-то бандюку, что тот в расстрельный список внес не только самого виновника, но и нас троих, уверенности не вселяла.

— Что будем делать? – подняла на меня глаза девушка.

— Уходить отсюда. Но утром. Сейчас мы все равно никуда не сможем уйти, — прислушался я к непогоде снаружи.

— А Алиса?

— Ей уже хуже не станет, — рявкнул я, понимая, что выгляжу той еще сволочью. Но что можно сделать в данной ситуации – не имею представления. – Так что сидим, ждем утра и сматываемся отсюда.

Стоит ли говорить, что ночь прошла напряженно? Макс, казалось, полностью ушел в себя, а потом то ли отключился, то ли заснул. Лиза не нашла в себе сил заснуть, а я метался как лев в клетке, чутко прислушиваясь к звукам снаружи и с каждым мгновением все сильнее боясь ощутить, что в комнате становится холодней, а на двери или стенах, или еще где, начинает нарастать лед.

Поднимающееся солнце потихоньку превратило ночь в густые сумерки, когда снаружи все же послышался звук. Правда, не один из тех, что я ожидал услышать. Это был звук машины, звук мотора. Потом к нему прибавились звуки захлопывающихся дверей, матюки и топот. Черт.

— Быстро! – схватив за шкварник не сопротивляющегося Макса, я утрамбовал того за шкаф, привалив кучкой вещей. Искренне надеясь, что в куче тряпок искать нас не будут. С Лизой было сложнее. За шкаф она бы не влезла. В шкафу точно будут искать. Под стол? За стол – лучше. Там как раз удачно расположилась ниша непонятного назначения. А я? Бегло осмотрев комнату, я понял, что деваться некуда. Пришлось лезть под кровать. Надеюсь, что если найдут – пристрелят сразу.

Выдохнул, снова прислушиваясь. Шаги и грохот раздавались уже в доме. Вверх по лестнице. Затаив дыхание, я слушал как трещит соседняя дверь, поддаваясь, открываясь.

— Здесь нет, — слышится из комнаты.

Как нет? А куда она…

Додумать я не успел, как с петель едва не слетела наша дверь, резко распахиваясь, ударяясь о стену. Видеть я мог лишь две пары ног, быстро перемещавшиеся по помещению в одну сторону, в другую. Загремел, распахивая дверцы, шкаф. Хорошо, что Макса я припрятал за ним. Потом ящики стола, кто-то примостился на четвереньки, заглядывая под стол. Следом луч фонаря скользнул под кровать, а потом и край одеяла приподнялся. Ну, вот и все. Луч светил точно на меня. Но…

— И тут никого. Ты уверен, что эти хлюпики тут? – могу поклясться, что он смотрел прямо на меня, произнося это.

— Тут… или были, тачку бросили на дороге. Куда они еще могли пойти? – ответил второй, выходя из спальни. – Вряд ли далеко ушли. Шмотье их видел?

— Да тут горы шмотья… — отпустив край одеяла, первый тоже поднялся на ноги и вышел.

Они говорили о чем-то еще… но я их уже не слышал. Потом снова хлопки дверей. Гул мотора… и, через какое-то время стало тихо.

— Я так испугалась… — Лиза, кряхтя, выкарабкивалась из своего убежища, с трудом отодвигая стол. – В какой-то момент показалось, что он прямо на меня светил. Но, вроде, не увидел…

— Не увидел, да… — я тоже выбрался из-под кровати. – Или на нашей стороне. Что еще более подозрительно. Помоги Максу. Я щас…

Вроде гости и уехали, но к соседней комнате я крался едва слышно. А когда толкнул дверь, она заскрипела, но открылась, а я онемел второй раз за сутки. Ничего не было. Ни льда, ни холода… ни Алиски… Комната была все той же комнатой. Старой, пыльной, но… обычной. Ничерта не понимаю.

Так же тихо вернулся в нашу комнату, чтобы найти Лизку, спешно пакующую рюкзак. Макс, вроде, из прострации вышел, но был похож на сонную марионетку, смотрящую не столько за своими руками, сколько куда-то внутрь себя.

— Куда идем? – осведомился я у компании.

— Нафиг отсюда, — тряхнула та челкой.

— Я и спрашиваю – куда? Эти амбалы явно рыскают по окрестностям. Вряд ли далеко ушли.

— Тем более, а если вернутся? – упрямо поджала она губы.

— А если нет? К тому же, я уверен, что вокруг дома они точно обыщут все. А раз здесь они уже были и нас не нашли… вряд ли вернутся. Разве что если мы как-то себя выдадим.

— И что ты предлагаешь? – бросив рюкзак на пол, гневно уставилась на меня Лиза.

— Нужно пересидеть еще день. Они уберутся подальше. Да и вряд ли их рвения хватит на то, чтобы неделю обыскивать зимний лес. Поищут еще денек, максимум, а там, как успокоятся, мы переберемся на максову дачу.

— А Алиса? – впервые подал признаки жизни Макс.

— Э-э-э… ее нет, — смутился я.

— Как? – проявляя невиданную скорость для сомнамбулы, которой тот был еще мгновение назад, товарищ рванул в соседнюю комнату. Лиза за ним, а я решил не подрываться.

День прошел за препирательствами и разборками. А вечер снова застал нас в одной комнате, за сооружением баррикады от холода. Придя к решению все же завтра убираться отсюда в любом случае, мы устроились спать на одной постели, под кучей вещей, в попытках согреться.

Никто из нас не думал, что сможет заснуть… и все же… холод. Он, казалось, проникал и в сон, заставляя мысли леденеть. В очередной попытке плотнее укутаться в одеяло, я едва не сверзился с постели… и проснулся.

Лед… лед был повсюду. Он покрывал пол искрящимся ковром, стены, потолок, морозный узор разукрасил окна, за которыми было отчетливо светло. Резко выдохнув, я сел и толкнул Лизу, та привалилась к Максу, а уже тот проснулся от удара об пол.

— Твою мать! – донеслось с пола.

— Что? – сонно подорвалась девушка.

— Мы проспали… — сипло выдохнул я, тяжело вдыхая морозный воздух.

На улице вновь раздался гул автомобильного двигателя. Неужели вернулись? Неужели еще ищут?

На корточках подкравшись к окну, я поскреб ногтем морозный узор на стекле и офигел.

— Народ…

Товарищи тоже подобрались к наблюдательному пункту, и, казалось, офигели не меньше моего.

— Как может быть, что на деревьях зелень? Куда делись сугробы? И… и… что это?

У самого дома остановилась машина, приминая колесами зелень травы. Из автомобиля выбрались трое. Мужчина, женщина и ребенок. Пока первые двое разговаривали, малой рванул в дом, подобно маленькому тайфуну.

— Да ну… развалина… — сморщила носик женщина.

— Ну развалина, — согласился с ней мужчина, — так ее все равно сносить. Снесем эту рухлядь, построим свой дом. Вон там будет парк, здесь устроим зону отдыха, за домом – бассейн, и это нам еще повезло, что землю тут продают за бесценок. Когда олигархи строиться начнут, все враз подорожает, а еще…

Я отвернулся от окна, прижавшись спиной к стене рядом и отказываясь воспринимать то, что вижу. Макс направился к двери, но та опередила его, распахнувшись и впустив в комнату мальчишку. Он остановился, принюхался, звонко чихнул и потер нос…

— Эй, парень… — Макс сделал шаг к нему, протянув руку.

Чихнув еще раз, парнишка устремился к окну… пройдя прямо сквозь Макса. Подбежал, повозился со створками, открывая.

— Тут столько пыли… — выкрикнул он, справившись с окном. Дождался ответа и поскакал дальше – исследовать дом.

— Что же это? – Лиза опустилась на постель, смотря перед собой в одну точку. – Как это?

— Боюсь… мы все же умудрились умереть в лесу. Поэтому нас не нашли в доме… нас в нем… не было.

Всего оценок:2
Средний балл:4.00
Это смешно:0
0
Оценка
0
0
0
2
0
Категории
Комментарии
Войдите, чтобы оставлять комментарии
B
I
S
U
H
[❝ ❞]
— q
Вправо
Центр
/Спойлер/
#Ссылка
Сноска1
* * *
|Кат|