Голосование
Тульпа

В прошлом году я принимал участие в так называемом психологическом эксперименте. Он длился примерно полгода. В одной местной газете я нашел объявление, предлагавшее людям, у которых есть воображение, возможность заработать неплохие деньги. Поскольку на той неделе я не нашел ничего, что мне подходило, я решил позвонить по указанному телефону, и мне назначили встречу.

Мне сказали, что от меня требуется просто проводить время в пустой комнате. К моей голове прикрепят сенсоры, считывающие деятельность моего мозга. При этом я должен буду визуально вообразить своего двойника. Ученые называли его моей тульпой.

Здесь не было ничего сложного, и, узнав, сколько мне будут платить, я согласился. Работа началась уже на следующий день. Меня привели в самую обычную комнату и дали мне постель. К голове прикрепили сенсоры, подсоединенные к черной коробке на столе. Мне снова рассказали о визуализации двойника и объяснили, что если мне будет скучно, или я захочу прогуляться, то вместо того, чтобы двигаться самому, я должен представить себе, как двигается мой двойник. Или, если получится, поговорить с ним. Главное, чтобы он постоянно оставался в комнате.

Поначалу мне было трудно. Мне удавалось на несколько минут вообразить двойника, но потом я отвлекался, и он исчезал. На четвертый день мне удалось сохранить его «присутствие» аж на шесть часов. Мне сказали, что у меня хорошо получается. На следующей неделе меня перевели в другую комнату, в которой на стене висели динамики. Ученые хотели узнать, смогу ли я сохранять тульпу, несмотря на отвлекающие стимулы. Играла отвратительная, беспорядочная и тревожная музыка, из-за которой процесс стал немного труднее, но я все-таки справился. Еще через неделю музыка стала еще отвратнее, да еще и с постоянными помехами, она напоминала шум старого модема. Но к тому времени я был уже профи, и помехи вызывали только смех.

Где-то через месяц мне стало скучно. Чтобы немного развлечься, я решил поговорить с двойником. Мы с ним говорили, играли в камень-ножницы-бумагу, я представлял, как он жонглирует или пляшет. Чем бы дитя не тешилось. Я спросил ученых, не мешают ли мои выходки исследованиям, но они только одобрили меня.

Мы играли и общались, какое-то время было весело. Потом случилось нечто странное. Однажды я рассказал ему о своем первом свидании, и он поправил меня. Я сказал, что на моей подружке было желтое платье, а он возразил, что оно было зеленым. Я подумал и понял, что двойник был прав. Меня это немного напугало и после смены я поговорил об этом с учеными. Они успокоили меня и объяснили мне, что я использовал воображаемый образ, чтобы связаться со своим подсознанием. На определенном уровне я знал, что ошибался и подсознательно исправил самого себя.

То, что поначалу казалось странным, теперь было круто. Я научился разговаривать с подсознанием! Немного практики, и я обнаружил, что я могу спрашивать свою тульпу о чем угодно и, таким образом, получать доступ к самым отдаленным участкам своей памяти. Я мог заставить его цитировать целые страницы книг, которые я когда-то прочитал, или рассказать мне о вещах, которые я узнал в школе, но моментально забыл. Это было просто потрясающе. В какой-то момент я стал «вызывать» двойника и вне исследовательского центра. Сперва это происходило нечасто, но потом я настолько привык к нему, что мне уже казалось странным, если его не было рядом. В общем, стоило мне заскучать, я представлял себе тульпу. Он стал моим другом-невидимкой, которого я водил с собой повсюду. Он был со мной, когда я общался с друзьями или навещал мать. Мне не нужно было говорить с ним вслух, мы общались мысленно, и у меня еще никогда не было такого мудрого собеседника.

Я понимаю, что это звучит странно, но мне было весело. Он был не только ходячим хранилищем всего, что я знал, но забыл, он знал меня лучше, чем я сам. Он прекрасно владел языком тела. Так, например, я думал, что свидание, на которое я взял с собой тульпу, прошло плохо, но он рассказал мне, как громко смеялась моя подружка, когда я шутил. Он сказал, что видел, как она наклонялась ко мне поближе, когда я говорил, чего я сам не заметил. Я прислушался к нему, и, скажем так, наше следующее свидание прошло очень хорошо.

На четвертый месяц моей работы в исследовательском центре он стал моим постоянным спутником. В один день ученые спросили меня после работы, хочу ли я прекратить воображать двойника. Я сказал, что нет, не собираюсь, и они, казалось, были довольны. Я спросил двойника, почему они спросили меня, но он просто пожал плечами.

К тому времени я немного оторвался от окружающего мира. Разговаривать с людьми стало трудно. Они казались мне растерянными и неуверенными в себе, тогда как я всегда мог посоветоваться с воображаемым проявлением своего подсознания. Другие люди не знали, что стояло за их поступками, почему одни вещи раздражали их, а другие, наоборот, веселили. Они не знали, что ими движет, а я знал. По крайней мере, я всегда мог получить ответ на любой вопрос.

Вечером ко мне пришел один из моих друзей. Он стучал в дверь, пока я не открыл её, и вошел, буквально дымясь от ярости.

– Ты не отвечал на звонки целую неделю, придурок, – кричал он. – Что с тобой не так?

Я хотел извиниться перед ним и, возможно, предложить ему выпить, но моя тульпа внезапно разозлилась. «Ударь его», – сказал он мне, и не успел я понять, что делаю, как из носа друга хлынула кровь. Он упал на пол и тут же вскочил на ноги, размахивая руками. Я пришел в ярость и принялся беспощадно молотить друга. Я свалил его на пол и пару раз ударил ногой по ребрам. Тогда он бросился бежать с криком и стоном. Через несколько минут приехала полиция. Я сказал, что он был зачинщиком, а поскольку друга рядом не было, и он не мог меня опровергнуть, полицейские оставили меня в покое, ограничившись предупреждением. Все это время моя тульпа ухмылялась. Всю ночь мы праздновали победу и смеялись, вспоминая, как я побил беднягу.

На следующее утро я посмотрел в зеркало и увидел синяк под глазом и разбитую губу. Я вспомнил, из-за чего все это произошло. Это разозлился мой двойник, не я. Мне было стыдно, а он заставил меня драться с другом, который всего лишь беспокоился обо мне. Двойник был, конечно, рядом, и он знал о моих мыслях. «Он тебе не нужен, тебе больше никто не нужен», – так он сказал мне, и у меня поползли мурашки по коже.

Я рассказал об этом исследователям, но они только рассмеялись. «Не стоит бояться того, кто существует только в твоем воображении», – говорили они. Мой двойник стоял рядом, кивал головой и улыбался. Мне хотелось поверить им, но через несколько дней тульпа стала вызывать у меня все большую тревогу. Казалось, что двойник менялся. Он стал выше и выглядел угрожающе. Его глаза коварно блестели, и я заметил, что за постоянной улыбкой скрывается злоба. Никакая работа не стоит потери рассудка. Я решил, что раз я больше не могу его контролировать, то от него надо избавиться. Я так привык к тульпе, что её визуализация стала автоматическим процессом, пришлось приложить все силы, чтобы больше не представлять её. Это заняло несколько дней, но в итоге мне удалось. Я смог избавиться от двойника на несколько часов. Но с каждым новым появлением он менялся. Его кожа стала пепельно-серой, зубы заострились. Он шипел, кричал, угрожал и ругался. Та ужасная музыка, которую я должен был слушать месяцами, стала преследовать меня повсюду. Даже дома, когда я расслаблялся и не думал о нем, двойник появлялся, а с ним и эти воющие звуки.

Я все еще ходил в исследовательский центр и проводил там положенные шесть часов. Мне были нужны деньги, и я думал, что мои работодатели не узнают, что я больше не визуализирую тульпу. Я ошибался. Однажды после смены на меня набросились два амбала и скрутили мне руки. Затем человек в белом халате воткнул в меня шприц.

Я очнулся в той самой комнате, привязанный к кровати. Ревела музыка, и надо мной стоял и усмехался двойник. Теперь он едва ли был похож на человека. Лицо его было искривлено, глаза потемнели, как у мертвеца. Он стал намного выше меня, но при этом сгорбился. Его пальцы были изуродованы, а ногти напоминали птичьи когти. Он был ужасен. Я пытался «выключить» его, но не мог сосредоточиться. Двойник хихикал и хлопал меня по плечу. Я пытался освободиться, но едва мог пошевелиться.

– Я вижу, тебя хорошо накачали этим дерьмом. Как мозги? Небось, шарики за ролики заехали, – сказал он, наклоняясь ближе и ближе.

Я чуть не задохнулся от запаха гниющей плоти из его рта. Я пытался сосредоточиться, но никак не мог его прогнать.

Следующие несколько недели длился настоящий кошмар. Каждый день приходил кто-то из ученых, делал мне укол или заставлял принять таблетку. Они держали меня в таких условиях, чтобы я не смог сосредоточиться, иногда меня преследовали галлюцинации. Моя тульпа всегда была рядом, постоянно издеваясь надо мной. Я думаю, именно она вызывала у меня галлюцинации. Однажды я увидел в комнате свою мать, она кричала на меня, потом он перерезал ей горло. Это казалось настолько реальным, что я чувствовал вкус крови, которая хлынула мне в лицо.

Ученые не говорили со мной. Я умолял их, кричал, требовал ответов. Они ни разу не сказали мне ни слова. Возможно, они говорили с тульпой, моим личным палачом. Хотя я не уверен даже в этом. Я настолько обалдел от наркотиков, что это тоже могло мне привидеться, но я помню, что они говорили с ним. В какой-то момент я подумал, что это он настоящий, а я всего лишь плод его воображения. Именно это он утверждал, в очередной раз высмеивая меня.

Было кое-что еще, и я молю Бога. чтобы это было иллюзией. Двойник мог прикасаться ко мне. Более того, он мог причинять мне боль. Он щипал меня и тыкал в меня пальцем, если ему казалось, что я не обращаю на него достаточно внимания. Однажды он взял меня за яйца и сжимал их до тех пор, пока я не сказал, что люблю его. Потом он поцарапал мне руку когтем. У меня остался шрам, я до сих пор пытаюсь убедить себя, что поранился сам, и мне просто привиделось, что это сделал он. Иногда получается.

Однажды он сказал мне, что убьет всех, кого я люблю, в том числе и мою сестру, но вдруг замолчал. На его лице появился жалобный вид, он протянул руку и прикоснулся к моей голове. Так ко мне прикасалась моя мать, когда у меня был жар. Он стоял еще какое-то время, а потом улыбнулся и сказал: «Всякая мысль – это творение». Потом он вышел в дверь.

Три часа спустя мне сделали укол, и я отключился. Когда я очнулся, я был развязан. Все мое тело дрожало. Я подошел к двери и увидел, что она не заперта. Я вышел в пустой коридор и бросился бежать. Я не раз спотыкался, но мне удалось добраться до выхода и покинуть это чертово здание. Оказавшись на улице, я упал на землю и заплакал, как ребенок. Я знал, что нужно идти, но я не мог шевельнуться.

В конце концов, я добрался до дома. Я запер дверь, забаррикадировался, принял душ и лег спать. Никто не пришел ко мне ни ночью, ни днем. Эти сутки казались мне вечностью. Наконец-то все закончилось.

Полиция ничего не нашла. Они обыскали исследовательский центр, но он был пуст. Все имена, которые я назвал, оказались поддельными. Не удалось даже отследить деньги, которые я получал.

С тех пор я стараюсь не выходить из дома. На улице я впадаю в панику. Я часто плачу. Я мало сплю, и меня мучают кошмары. Все позади, я говорю себе. Я жив. Я должен постараться убедить себя в этом, так ведь меня учили эти ублюдки. Иногда мне удается.

Но сегодня все изменилось. Три дня назад мне позвонила моя мать. Случилось несчастье: мою сестру убили. Полиция утверждает, что она стала очередной жертвой какого-то серийного убийцы.

Похороны прошли сегодня. Они прошли хорошо, если так можно сказать о похоронах. Впрочем, мои мысли были заняты совсем другим. Я слышал музыку, отвратительную, тревожную и хаотичную, напоминающую старый модем. Я слышу её и сейчас, она стала немного громче.

Автор: caliban

Всего оценок:2
Средний балл:3.00
Это смешно:0
0
Оценка
0
0
2
0
0
Категории
Комментарии
Войдите, чтобы оставлять комментарии
B
I
S
U
H
[❝ ❞]
— q
Вправо
Центр
/Спойлер/
#Ссылка
Сноска1
* * *
|Кат|