Голосование
Записки Стэфана Уонсона
Это очень большой пост. Запаситесь чаем и бутербродами.

В твоей голове

Паутину прядет

Здесь забвенье грядет

1974 год. Ноябрь, 08. Вторник

Этот звонок стал для меня полной неожиданностью. Нет, я, конечно, ждал его. Даже, скорее, надеялся на него. Вот только с того момента, как я подал запрос, прошло уже более трех лет и я давно отложил это дело в ящик, почти забыв о нем. Странно, в те дни это было единственное, о чем я думать только и мог, но сейчас это лишь старое воспоминание. Воспоминание того, о чем я хотел так сильно забыть и так сильно узнать. Что же, видимо, стоит все вывернуть наизнанку и докопаться до сути дела на этот раз.

Верю ли я в судьбу? Не думаю, но когда нужно делать «что-то» — это «что-то» нужно «кому-то» делать. На этот раз этим «кем-то» буду я.

1974 год. Ноябрь, 16. Среда

Думаю, мне стоит объяснить столь непонятную запись, датированную прошлой неделей.

Последнее время меня стала периодически подводить моя память, по необъяснимой ни мной, ни моим лечащим врачом причине. Если каждый человек иногда замечает за собой, что он не помнит того, что он делал пару минут назад, так как делал это машинально, когда его разум витал где-то в облаках, то в моем случае все пошло несколько дальше. Иногда я не помню того, что я делал в течении последних нескольких часов или даже дней! Радует лишь одно, болезнь не прогрессирует уже второй год, а поскольку никакое лечение до сих пор не дало значимых результатов, то я научился просто с этим жить. К тому же, как я заметил, «выпадающие» фрагменты моей жизни не мешают мне нормально существовать. Оказывается, я спокойно хожу в магазин, готовлю, сплю, посещаю работу, общаюсь с людьми..Проще говоря, веду свою обыденную жизнь, лишь только не помню ее часть.

Шутка ли, но в этом бывают и плюсы. Например, когда предстоит неприятная встреча по какому-либо поводу на работе, то очень радует момент, когда ты закрываешь глаза ночью понедельника, лежа на мягкой подушке, а открываешь в среду утром, а тот злополучный отчет уже тобой записан и все неприятный встречи прошли. Занятно также еще и то, что окружающие не видят разницы в моем поведении, так что двойственность личности была исключена психологами.

К чему это все я? Да, точно, с тех пор я стараюсь записывать как можно чаще свои мысли в надежде, что это пригодится после. К сожалению, насколько я помню себя, сам я читаю свои записи довольно редко, а вот в моменты «выпадения» я никогда ничего не записываю. В чем причина такого отклонения от моего стандартного поведения — остается тайной.

Вот и сегодня я, не помня того, как нанимал водителя, еду в небольшой городок на юге Уэльса. Не то, чтобы я не собирался этого сделать, наоборот, именно это я и планировал. С какой-то стороны и хорошо, никакой рутины в моей голове, хотя и немного неловко спрашивать у него имя. Возможно, что даже уже и не во второй раз.

1974 год. Ноябрь, 17. Четверг

Начало ночи. Мы прибыли в Аск несколько позже, чем я планировал, потому осмотр города придется отложить до утра. По приезду я расплатился с Джонатаном за дорогу в эту сторону и попросил его остаться здесь на несколько дней. К сожалению, он отказал в моей просьбе, но уверил в том, что ровно через четыре дня за мной прибудет другой человек, с которым уже все было оговорено (какой предусмотрительный я!).

Джонатан - так звали моего водителя - был славным парнем, которого совсем не удивило то, что я интересуюсь его именем лишь в самом конце поездки. Как оказалось, я предупредил его заранее о том, что плохо запоминаю имена, что, видимо, избавило меня от необходимости рассказывать ему по дороге всю «историю моих злоключений, связанных с этим странным и тяжким недугом». И мне проще, и ему не забивал голову ненужными размышлениями.

Я попрощался с ним у входа в отель на Бридж-Стрит, название которого я увидел только мельком, поэтому точно его воспроизвести в своим записях затрудняюсь, но помню, что там было что-то про рыб. Пять щук? Два карася? Какое глупое название, если это действительно так!

Открыв дверь, передо мной предстало уже не новое, но все же красивое и ухоженное здание уходящих эпох. Мое мимолетное торжество от любования прекрасным было прервано легким учтивым покашливанием ухоженного мужчины средних лет с пышной шевелюрой и ярко блестящей в свете люстр белоснежной улыбкой. Это был, судя по бейджу, смотритель отеля по имени Уилл. Фамилию, к сожалению, я не запомнил, да и не столько к сожалению, не особо я и старался запоминать такое. После того, как я ему представился, он улыбнулся еще шире и попросил следовать за ним. Смею предположить, что приезжие здесь останавливаются не так часто, сразу видно, что отель активно используется местными для проведения всевозможных торжеств и праздников. К моему изумлению, я заранее забронировал себе номер на четыре дня и предоплата уже была внесена, потому мы сразу прошли к стойке выдачи ключей. Два года, а я до сих пор удивляюсь своим «неосознанно-незапомненным» поступкам. Еще раз склоняюсь пред собой за свою сообразительность. И никакого самолюбия, что вы!

До поездки я немного ознакомился с этим городком (статьи, газетные вырезки, хроники), который был назван в честь реки Аск, на которой он и стоит. Здешнее трудолюбивое население 50 лет назад сделало его достаточно процветающим местечком, но сейчас же здесь осталась всего пара тысяч человек. Виной тому был сельскохозяйственный кризис, который очень сильно задел такие места, как Аск. Кстати, сам по себе город достаточно стар, о чем говорит наличие средневекового замка и церкви. Да и вообще, судя по фотографиям, которые я просматривал у себя дома, вся архитектура данного места отдает готичностью, что создает некую изысканную, но при этом загадочную атмосферу. В некоторой мере мне даже не терпится самому это поскорее увидеть, чему мешает уже опустившаяся на город тьма.

Перед тем, как отдаться полностью отдыху и, надеюсь, спокойному сну, я решил поглядеть в окно. К моему разочарованию, я мог увидеть лишь очертания крыш. Что странно, учитывая то, какое сегодня чистое небо и яркая луна. Сегодня удивительно чистое небо!

* * *

Вечер

В этой записи я упомяну то, что сегодня мне удалось разузнать и наконец-то опишу осмысленно и на бумаге причину моего визита сюда.

Итак, примерно 3 года назад, где-то в начале осени, когда я еще не сидел большую часть своей жизни в офисе газеты, я предпочитал находить новости, пока они еще «свежи и горячи». Грубо говоря, лез как куда нужно, так и куда мне не стоило бы лезть, а чаще всего туда — куда сегодняшний я не полез бы ни за какие деньги. Хотя, деньги тогда были не особо важны для меня, а вот жажда амбиций и желания найти очередной шедевр для статьи раньше остальных — это было пожалуйста. И, если даже тогда о событиях того сентября я думал, что зря туда полез, то сегодня я даже вспоминать увиденное не желаю, боюсь очередной серии кошмаров, которые преследовали меня добрую половину года моей жизни. Это, возможно, было одним из факторов, сказавшихся на моей психике и вызвавших эти провалы в памяти. По крайней мере, так говорил один из психотерапевтов, которых я посещал в те дни. Бедный доктор Тэмберли, я настолько в красках описывал ему свои сны, что он сам потом мучился от кошмаров некоторое время!

Достаточно жизнеописаний, иногда мне кажется, что я записываю это для кого-либо другого, а не для себя самого. Бывает, что на меня накатывает страх того, что болезнь начнет прогрессировать и я уже просто не буду помнить кто я такой на самом деле. Вот тогда мне действительно пригодятся эти записи. А до тех пор — я всего лишь очередной параноик, которому нужно выпить горячего чая с лимоном и мятным листочком, а затем спокойно лечь спать до утра, выкинув из головы мысли о проблемах, которые мешают жить больше, чем сами эти проблемы.

Так о чем это я? Ах, да, события сентября 1971-го года. Не хочу никого пугать, да и пугать особо нечем, случай был достаточно рядовым в те времена, лишь несколько моментов были очень подозрительны и не совпадали друг с другом. Ее звали Элис Йорк. Молодая, но амбициозная девушка, интересующаяся наукой. Законченное с отличием обучение, несколько наград, куча научных статей, десятки предложений от работодателей, так и до мирового признания было не далеко, если бы не одно «но». Она была, возможно, любознательнее меня в те дни. А это, зная себя, могу уверить без тени скромности, было ее самым главным достижением в жизни. И применяла она эту свою любознательность не только в работах, но и в хобби. Она была коллекционером, собирала всевозможные древние штучки, истинное назначение которых оставалось для меня тайной. Я видел несколько фотографий ее коллекции — целый зал, заставленный всевозможными витринами и постаментами, на которых лежали всевозможных форм куски камней, деревьев, ткани. На многих из них было что-нибудь нацарапано, прожжено, нанесено краской. Она уверяла, что все это было легально добыто и приобретено на различных аукционах после больших археологических раскопок, с рук других коллекционеров, выкуплено на выставках и прочее. Как у нее все это не отобрали музеи — остается загадкой. Но пусть будет так, я, например, тоже имею особенность мешать виски с водой, так что уж не мне ее судить! Сейчас бы ей было 31. Хотя я и не могу утверждать, что она мертва, так что, возможно, ей сейчас на самом деле 31 год, где бы она ни была.

Что же с ней случилось? Именно это я и пытался выяснить в том году. Из того, что я смог узнать, в середине сентября Элис перестала посещать встречи коллег, вести свои лекции в школах, взяла больничный на работе. Который я, кстати, видел собственными глазами, он был официально заверен, а причиной было «общее недомогание и усталость на почве продолжительного стрессового состояния». После этого она вообще перестала выходить на связь с окружающими. Родственники с друзьями, по их словам, были оповещены ею, что ей просто нужно отдохнуть от работы и людей, так как она за последние годы очень сильно перетрудилась и ей нужна неделька-другая теплого постельного режима с успокаивающим травяным настоем и бадьей шоколадного мороженого. Соседи видели, как она пару раз в день - в течении почти целой недели - ежедневно выходила за почтой, будто что-то очень ждала.

Затем она просто пропала. Изначально никто особого вида и не подал, она всегда была немного замкнутой, а тут еще попросила ее не беспокоить пару недель. Так что еще дней десять никто так и не хватился ее, хоть она не отвечала на звонки. Все предположили, что так она решила отдохнуть от всего и всех. А вот когда ее наконец-то решила навестить мать из другого города — тут-то и было написано заявление.

Из отчета полиции, который мне удалось добыть (не без помощи таких вещей, как харизма, наглость и отсутствие страха сесть на недельку за решетку), в ее дом было совершено проникновение. Спальня Элис была полностью перерыта, будто кто-то что-то активно искал, либо в крайней спешке собирался покинуть этот дом и искал все необходимые для этого вещи. Ее экспонаты лежали не на своих законных местах. Что точно пропало — так это несколько вещей из ее «музея». Это было достаточно легко узнать, так как девушка вела отчет о всех предметах в своей коллекции с приложенными фотографиями и простое сравнение с этим списком навело полицию на мысль об ограблении. По оценкам экспертов, были украдены далеко не самые ценные вещи, так что спланированным это ограбление назвать было сложно. Доблестные блюстители закона решили остановиться на выводе, что ее ограбили, а сама она либо успела сбежать, когда грабители проникли в дом, либо была захвачена ими, хотя очевидных следов борьбы замечено не было, лишь несколько небольших пятен крови на полу, которая принадлежала кому-то другому, не Элис.

Мое же мнение по этому поводу, после «слегка незаконного» посещения ее дома, было таким, что девушка просто резво собрала свои вещи и решила свалить подальше от всех на неопределенный срок. Бывает такое, что люди просто хотят исчезнуть из своей жизни на некоторое время. Месяц-другой, а потом возвращаются, как ни в чем не бывало. Вот только через месяц-другой от нее до сих пор не было никаких известий, а ни я, ни полиция, не смогли разузнать об этом деле практически ничего нового (об этом немного позже). Я был несколько расстроен, ибо планировал взять у нее интервью не по поводу ее работ и хобби, а о причинах такого решения с ее стороны. Я обожал задавать самые каверзные и неожиданные вопросы, ставя людей в неловкое положение, в таком случае я мог увидеть их истинные ответы, а не подготовленные заранее на бумажке и прорепетированные у зеркала.

Хотя, я немного соврал, говоря о том, что не смог ничего разузнать. Благодаря вовремя завязанным знакомствам в начале моей карьеры, я выяснил, что незадолго до визита матери в ее дом и заявления в полицию, очень похожую девушку видели на автобусной станции и то, как она выходила из машины такси и расплачивалась с водителем. На этом все, след оборвался. Опрос работников станции и водителей автобусов ничего не дал. Что не так уж и удивительно, учитывая количество лиц, что они видят ежедневно, так что я и не рассчитывал там что-то узнать. Водителя такси я тоже смог найти и расспросить, но он ничего подозрительного в той пассажирке не заметил, таких как она у него с десяток на дню. Единственное, что он припомнил, так это то, что у нее была с собой внушительная спортивная сумка, что подтвердило мою теорию о ее спешных сборах и опровергло полицейскую теорию об ограблении и похищении. Я разослал фотографии Элис некоторым людям, в надежде на то, что они передадут информацию своим контактам по городу, с просьбой связаться со мной в случае, если ее где-нибудь увидят.

«Шок! Амбициозный ученый, светило современной науки нашей страны, пропала!»

Желтая пресса всегда пыталась придумать заголовки погромче, иначе бы их никто не читал. Правда, человеческая память довольно коротка, и уже через пару месяцев о ней забыли полностью и перестали упоминать. Даже полиция решила перейти в пассивный режим расследования, а ее малочисленные друзья и родственники уже смирились с потерей. А вот меня это продолжало волновать еще сильнее.

Так вот, моя просьба связаться со мной в случае обнаружения похожей на Элис девушки принесла..неожиданный результат. Мне сообщили, что видели ее неподалеку от города, в небольшой южной деревеньке, где она разгуливала среди брошенных старых домов на окраине, что и привлекло внимание некоторых местных жителей. Несмотря на то, что я достаточно посредственный водитель, в тот раз я решил не дожидаться никого и сразу собрался ехать по адресу, что мне сообщили. Весь путь занял несколько недолгих, но утомительных часов по трассе, после чего я свернул на проселочную дорогу в сторону деревушки. Нужно посмотреть и вспомнить ее название, для отчетности. Таких одинаковых местечек настолько много, что все их и не упомнишь, даже со здоровой памятью, коей я не отличаюсь. Мне всегда сложно давались переезды, особенно когда я за рулем, я чувствовал необходимость что-то делать, а мне приходилось все время лишь следить за дорогой.

Прибыв на место и узнав у первого встреченного мной старичка, сидящего у своего дома и курящего сигару, где находится нужный мне дом, я отправился в его сторону уже пешком, благо было не особо далеко. Дойдя до места, передо мной стоял старый, слегка покосившийся и заросший плющем одноэтажный бежевый домик, окруженный старым невысоким деревянным забором. Это был один из тех домов, что используют не столько для жилья, сколько для работы в поле. Как мне рассказал тот старичок, в быту его молодости бывшие владельцы этого дома жили в городе и лишь изредка приезжали сюда, как на отдых. Так себе домик для отдыха, скажу я. Видимо, те люди тоже так решили и забросили его. Или продали, этого я выяснить не смог, да и не было необходимости на тот момент. К тому времени на землю уже спускались сумерки, поэтому дом выглядел чуть менее заброшенным, чем мне бы это показалось при посещении его на пару часов ранее, где солнце озарило бы побитые стекла и покосившиеся ставни.

Меня не особо прельщала идея перелезать через старый забор, который мог с превеликим удовольствием завалиться под моим весом и впиться парой старых ржавых гвоздей куда-нибудь в тело, поэтому я решил поискать вход. Обойдя пару углов забора в поисках ворот, я обнаружил проход. Да, здесь раньше были небольшие ворота, но, судя по всему, их уже длительное время нет на своем месте, так что пройти внутрь дворика оказалось достаточно легко. Легкие сумерки еще позволяли разглядеть мусор и хлам, что был свален слева у входа в дом. Думаю, что там не было ничего нужного для меня, да и смысла копаться в полувековом мусоре я особо не видел. Так же я заметил детские качели справа от тропинки, которые слегка покачивал легкий бриз. Будь сейчас темнее, меня бы пробрала легкая дрожь, вспомнив страшилки, что мы рассказывали друг другу ночью у костра.

Подойдя к двери, ведущей в дом, я поймал себя на мыслях о том, что я не вижу никакого намека на недавнее присутствие людей в этом доме, а так же, что я не хочу трогать ручки этой двери голыми руками. Пошарившись по карманам моей куртки я достал небольшой носовой платок, которым и открыл дверь. Она поддалась легко, хоть и с небольшим скрежетом о половицы, так как уже просела от времени и отсутствии ухода.

Попав непосредственно в сам дом, первым делом я включил свой фонарик, который верой и правдой служил мне уже не первый год и прекрасно помогал в таких делах, где требовались..назовем это «вечерние визиты». Осветив немного парадную, передо мной предстал ожидаемый вид заброшенного здания. Разруха тут, конечно, не царила, но сразу видно, что помимо времени тут побывали животные, птицы, и, возможно, шкодливые дети. Проход был сквозной через весь дом, с другой стороны был выход на задний дворик, который не имел ничего примечательного, либо я этого просто не смог разглядеть, поэтому я вернулся в дом. В этом коридоре-прихожей так же было по две двери с каждой из сторон. Я решил начать осмотр с правой от главного входа.

Снова воспользовавшись платком, я повернул ручку и осторожно приоткрыл дверь. Свет луны пробивался сквозь окно и был довольно ярким, что фонарик был не особо нужен. К сожалению, моему взору предстала абсолютно пустая комната, которая, возможно, когда-то использовалась как спальня. В некоторых местах пол очень опасно скрипел и щелкал, так что я решил особо здесь не задерживаться, дабы не наступить на очередную гнилую доску и не провалиться под нее.

Следующей дверью была та, что напротив. Она пошатывалась от сквозняка, значит не была заперта, поэтому я лишь легко толкнул ее носком ботинка и она отворилась. Здесь было интереснее, чем в предыдущей комнате. По крайней мере, тут еще сохранилась мебель. Это определенно была кухня. Видимо, владельцам было несподручно разбирать старый кухонный гарнитур и эту древнюю печь, чтобы увезти их в город, да и местным такое тоже не понадобилось. Кое-где валялись осколки тарелок, а в буфете я нашел даже пару целых стаканов. Поискав везде, где только смог я обнаружил, что в одном из ящиков лежала пара старых выцветших фотографий. Когда-то они были обычными, но время и влага достаточно сильно их попортили. На одной из них я смог разглядеть лишь два силуэта, стоящих друг рядом с другом, черты лица было особо не разглядеть от повреждений фотобумаги, но по стилю одежды можно было догадаться, что этим фотографиям уже значительно более 50 лет. Возможно даже и то, что они были сделаны в конце 19го века. На второй же фотографии человек сидел на стуле на переднем плане, а позади него стоял кто-то еще, хотя я и не уверен в этом, возможно это всего лишь воздействие воды создало этот размытый силуэт. Примечательным был стул, на котором сидел мужчина. Он был крайне вычурен и украшен всевозможной резьбой и символами, такой стул явно не мог быть в среднестатистической семье, в то время лишь самые богатые могли такое позволить. Так или иначе, я не нашел в этих фотографиях ничего полезного или связанного с Элис, поэтому проследовал в следующую комнату, но уже не из коридора, а из кухни, так как здесь была еще одна дверь.

И вот здесь-то я и достиг своего апогея расследования в тот год. Не увидев никаких ручек я поискал петли, чтобы знать, могу ли я ее открыть с этой стороны или придется возвращаться в коридор. Дверь открывалась от меня, поэтому я толкнул ее ногой, как предыдущую, но она не поддалась, поэтому мне пришлось на нее навалиться. В первую очередь я тогда думал о том, не повредит ли старая облезшая краска мою куртку. Как оказалось секундой позже, это была меньшая из моих забот. Вложив в толчок плечом побольше сил, поддалась не только дверь, но и весь дверной проем, который вывалился в комнату, вместе со мной. Откашливаясь от пыли и опилок, я стал подниматься на ноги, попутно отряхиваясь и проверяя, не получил ли я сам каких-либо повреждений. Не обнаружив на себе никаких значимых увечий, кроме пары мелких ссадин на ладонях, полученных при падении, я подобрал упавший рядом со мной фонарик и обвел им комнату. Вот здесь-то у меня и подкосились коленки от увиденного. Меня пробрала дрожь и я почуял резки запах гнили, которого не было во всем остальном доме, где чувствовалась лишь легкая затхлость и сырость. Передо мной предстало зрелище, которое можно было увидеть только в своем воображении, читая фантастические книги ужасов современных писателей. Я зажмурился посильнее, с надеждой, что мне все привиделось, снова открыл глаза, но взор мой меня не обманывал. Посреди комнаты стоял обеденный стол с кучей столовых приборов, сложенных в центре. На стенах со всех сторон висели странные картины, а на полу лежали старые, но добротно сбитые из толстых брусьев стулья, при этом все они были в одном положении у стола, лежа на спинке. Складывалось такое ощущение, что в момент моего бесцеремонного проникновения все сидящие за столом люди резко вскочили от неожиданности, после чего стулья так и попадали. Вот только не было в этой комнате никаких людей, помимо меня, и лежали эти стулья так довольно давно. Но что же меня напугало здесь? Что за запах я чувствовал? Я специально пытаюсь оттянуть момент, так как не имею ни малейшего желания визуализировать это в своей голове, поэтому каждая секунда, каждое мгновение до тех воспоминаний для меня как глоток свежего воздуха. Но раз я собрался это описать, то рано или поздно необходимо это сделать, и лучше сейчас, чем буду жить в ожидании того момента, когда придется в очередной раз воплощать этот кошмар в моей голове.

Как я уже сказал, изначально я грешил на слабое освещение, усталость, свет фонаря, но затем я понял, что то, что я вижу, я вижу наяву. Практически вся комната была пропитана красной массой. На полу, на стенах, на потолке. Краска? Гуще. Кровь? Еще гуще. Я затрудняюсь ответить, что это было, потому что я даже не осмелился ступить на этот пол, не то, чтобы потрогать стены. Так и стоял на, теперь уже удачно, вывалившейся двери. Вышеупомянутые картины также были залиты этой жижей, только было небольшое отличие, на картинах она имела форму. Какие-то знаки, рисунки, которых я никогда не видел прежде, но отчего-то они казались мне неуловимо знакомыми. И запах, мать его, этот запах! Продолжая быстро осматриваться, я так же заметил на столе, помимо тарелок и всего прочего, сложенную кучу какой-то массы. Видимо, что именно от нее и исходила эта тошнотворная вонь. Тут я уже решил начать ретироваться из этого дома, находиться в нем более я не имел никакого ни желания, ни мотивации.

Но то, что произошло далее..мне становится сложно объяснить. Я почувствовал, что в доме сильно сквозит. Ветер был завывающим, я бы даже сказал, что поющим какую-то странную, невообразимую песнь, которую я силился, но не мог разобрать. Я слышал мотив этого напева, но я не слышал его слов. В тот момент до меня наконец-то дошло, что сквозняк и этот напев имеют разные источники своего существования. Если первое било меня в спину, то второе доносилось из последней двери, которую я еще не успел посетить. Я попятился назад, пришло время к отступлению, но дурацкое любопытство еще сковывало мои ноги от того, чтобы унестись отсюда прочь. И тут я заметил, как мой разум, подогретый спускающейся ночью, всепроникающей вонью, гротескным зрелищем и различными недобрыми мыслями о происхождении этой кровавой жижи, обнаружил то, что я почему-то не заметил, когда проходил через коридор дома на задний дворик. Дверь в эту адскую «столовую» была приоткрыта. И вот в этот самый момент что-то приковало мой взгляд. В попытках высмотреть во тьме приоткрытой двери хоть что-нибудь я даже перестал дышать. Прощай, моя психика. Прощайте, спокойные ночи. Прощайте, добрые сны! Я увидел, как через щель между дверью и проемом протиснулась чья-то рука и схватилась за дверной косяк. Я остолбенел, хоть это еще и слабо сказано. В такой ситуации я оказывался впервые и просто не знал, что нужно делать. Нет, я, конечно, и раньше бывал пойман во время своих небольших незаконных «расследований», но в те разы никогда не было даже сколько-то похожей обстановки на ту, которая окружала меня сегодня. Я начал панически раздумывать, что мне ответить ли здешнему обитальцу, бежать ли сейчас, ждать ли, что будет дальше. Пока я мешкался, в щель пролезла еще одна рука, но остальная часть того, кому принадлежали эти руки, почему-то не торопилась раскрывать дверь и заходить внутрь..еще одна рука! Такая же как предыдущие. Ох, мой разум, что сегодня ты решил со мной сотворить?! Это было последней каплей, любопытство-любопытством, но жизнь важнее. Мертвому мне это качество уже будет ни к чему.

Я стремительно бросился к выходу, и наплевать, если меня заметили, мне нужно просто добежать пару минут в сторону автомобиля, сесть и уехать отсюда как можно дальше. В те минуты я даже не жалел о том, что не взял с собой фотоаппарат, так как в моей голове была отчетливая и яркая мысль - «бежать и доложить в полицию, как можно быстрее».

Самое обидное, что полиция решила проигнорировать все мои попытки донести до них ту информацию, что я получил, сводя все к тому, что я лишь ищу какую-нибудь сенсацию и несправедливо обвинив меня в желании написать и подсунуть публике очередную журналистскую «утку» ради собственной наживы. Само собой, я опустил моменты моего безумства и лишь выложил сухие факты. Так или иначе, они были обязаны проверить тот дом, что в итоге ничего толкового не дало ни расследованию, ни мне. Если быть точным, то при повторном посещении того злосчастного места с двумя офицерами у меня за спиной, ничего из обнаруженного мною день назад не было. Да, дом был все так же стар, скрипуч и потрепан, но зал был абсолютно пуст и «чист», если так можно сказать в отношении этого дома и учитывая вывалившуюся дверь. Вдобавок ко всему, это еще и дискредитировало меня в глазах полиции, так что на их помощь можно было более не уповать. Тогда я и сам стал немного задумываться о своей вменяемости и ловить себя на желании так же пропасть на пару недель, как это сделала Элис (в чем я не сомневался до сих пор), чтобы отдохнуть от всего.

Тем временем, мне пришлось переключиться на другие дела по работе, а полное отсутствие дальнейших новостей о пропавшей в течении ближайшего месяца потихоньку свело на нет мой интерес и было отложено кипой бумаг в дальний ящик рабочего стола и закрыто на небольшой замочек. Нет, интерес был, само собой, но вот желание испытать подобное еще раз отсутствовало напрочь. Я старался забыть увиденное, что было сделать не так-то и легко. Именно тогда что-то мое сознание и надломилось.

И вот тот звонок в прошлый вторник сообщил мне новость, что кого-то, кто был крайне похож на Элис Йорк и даже представился ее именем, был замечен в небольшом провинциальном городке Уэльса. Это заставило меня найти ключ от этого ящика и открыть его в очередной раз. Не сказал бы, что я жаждал этого, но и покоя мне этот эскапизм не давал все последние годы точно. Мы есть те, кто мы есть. И в этот раз проблему нужно решить мне, а не кому-то еще. Поэтому я быстро откинул мысли о том «почему я?», ведь если бы не я, то кто-то другой. И я уверен, что где-то на другом конце света сидит другой человек с не меньшими проблемами и задается тем же вопросом. Нужно делать, и все тут.

Но ведь прошло столько времени, а такая удача, что она не сменила кардинально свою внешность и ее смогли узнать! Что очень странно для человека, который решил пропасть отовсюду на такой промежуток времени. Я уже давно думал, что она могла перекраситься, подстричь волосы, изменить стиль в одежде, да покинуть страну, в конце-то концов. Воистину, чудеса случаются!

Что же, наконец-то я подошел к конце своего пролога и могу перейти к тому, что я сегодня смог узнать за день в этом городке. Опишу все крайне быстро и сумбурно. После написанного и вспомненного у меня уже просто нет сил, да и поздно уже, писанина иногда занимает так много времени, а сон мне нужен, завтра снова придется обойти весь город, но уже с иными целями.

К делу. Сегодня, проснувшись чуть позже, чем планировалось, меня уже поджидал завтрак на первом этаже. Уилл был все так же учтив и улыбчив, стараясь мне угодить всеми силами и постоянно пытался завести разговор то об одной теме, то о другой. При всей его приставучести, общение с ним шло достаточно легко и приятно. Получая ответы на свои вопросы, он так же успевал рассказывать мне что-нибудь о своем городе, так что завтрак был подогрет обоюдным интересом в разговоре, как бы странно это не звучало со стороны.

Закончив все рутинные дела в отеле, связанные с пробуждением, я решил потратить этот день на осмотр всего города. Благо то, что одного дня на это должно более чем хватать. В первую очередь я решил пройтись по главной улице и осмотреть все значимые места города, избегая жилых закоулков, посещение которых будет иметь смысл лишь тогда, когда я буду точно знать, что я ищу.

Я посетил картинную галерею на Твин Сквер, которая проходила в старом церковном здании в центре города. Побывал в музее сельского хозяйства на Нью-Маркет стрит. Заглянул в местный бар, пропустив там пару стаканчиков горячительного. Прошелся по фермерскому рынку, прикупив что-нибудь перекусить на дорогу. Посещение удаленных ферм я так же отложил на неопределенное время, ведь они находились достаточно далеко от главных улиц и я не нашел автобуса, который бы шел в их сторону. Ну, и снова же, смысл будет посетить их лишь в том случае, если я найду причину для моего появления там.

Отдельно стоит упомянуть мое посещение Фор-Аш-стрит, на которой находится городской кладбище при церкви Святой Марии (которую, кстати, я так же посетил, но лишь от части, пройдясь по территории, но не заходя во внутрь). Не то, чтобы само кладбище чем-то отличалось от других, что я видел в своей жизни, нет. Меня больше заинтересовали люди, которые стояли у него. Двое уже седых мужчин, несколько за 60, в которых не было ничего странного на первый взгляд, пока я не обратил внимание на то, что все время, что я был на кладбище, обходил его, посещал церковь, они стояли на одном месте и будто бы следили за каждым моим шагом. Разговор я с ними решил не заводить по какой-то неизвестной мне причине. Возможно, что я выдумываю, и пожилым людям просто нечем заняться в этом месте, вот они и глядят на каждого приезжего.

Все же, в основном своем большинстве, люди здесь крайне доброжелательны и общительны, новые знакомства оказалось заводить очень легко, я даже составил небольшой список людей, с которыми договорился встретиться в течении завтрашнего дня, для того, чтобы задать им немного вопросов по поводу моей главной цели прибывания в Аске.

Так или иначе, этот городок мне действительно по нраву, я готов провести здесь хоть целый месяц, если не два. Есть в нем что-то спокойное и прекрасное, чего мне так хотелось бы испытать уже некоторое время как. Эх, но нужно не забывать, что я сюда не отдыхать приехал!

1974 год. Ноябрь, 18. Пятница

Буду писать отчет о прошедшем дне перед сном, так потратится меньше времени, да и уснуть будет легче от дополнительной усталости. Все лучше, чем посреди дороги начать записывать свои мысли, и через час обнаружить, что я сижу где-нибудь на скамейке и уже потратил слишком много драгоценного времени. А времени у меня осталось не так уж и много, через два дня я уже планировал покинуть город. Я сказал себе, что даже если ничего и не найду, то хотя бы смогу быть спокоен, ведь я сделал все, что было в моих силах.

Сегодня спал достаточно легко, видимо, вчерашняя приятная прогулка благотворно сказалась на моем состоянии, так как я чувствовал необычайный эмоциональный подъем. Да я настолько хорошо и крепко спал, что даже проигнорировал два будильника! Что, на самом-то деле, не было в плюс, ведь мне предстоял день расспросов жителей города, и чем больше я успею опросить за день — тем лучше. Согласитесь, далеко не каждый захочет видеть поздно вечером у порога своего дома незнакомца, который расспрашивает вас о девушке, о который вы не знаете абсолютно ничего и вообще слышите о ней впервые в своей жизни!

Сегодняшним утром я испытал дежавю. Внизу меня снова ждал завтрак и улыбающийся во все свои блестящие белизной зубы Уилл, готовый продолжить заваливать меня вопросами о большом городе. Я попытался съесть за завтраком как можно больше, чтобы дотерпеть до самого вечера. Причиной такого решения стало то, что мне нужно было наверстать ту пару часов, что я провалялся у себя в номере, поэтому пришел к решению сократить количество трапез, это как раз даст мне необходимый час-другой, что я потерял. Поблагодарив Уилла, я собрался уходить, пока до меня не дошла одна простоя вещь, которую я игнорировал, составляя план посещений на этот день. Среди всех, с кем я собирался поговорить, я почему-то не учел самого общительного человека, что я встретил в этом городе, я не учел Уилла. Почему-то я решил не впихивать разговор с ним в свой уже готовый список интересующих меня личностей, и лишь подловил себя на том, что нужно будет задать парочку вопросов и ему, ведь до этого я активно избегал прямого разговора с ним о причине моего визита, лишь отмахивался, рассказывая ему о том, что пишу обширную статью о таких городах как Аск. Но это я сделаю уже только вечером, когда вернусь с отель, перед сном.

Первым на очереди был старожил города, Грегори Стром, и я сразу отправился в сторону его дома на Прайори Гарденс. Уилл частенько упоминал этого седобородого брюзгу как самого старого человека в Аске, который просто не собирался умирать от слова «вообще». Что же, возможно он видит и помнит больше остальных и возраст еще не сказался на его памяти, как я думал утром. Дойдя же до дома и постучавшись, я сразу же засомневался в том, что мне повезет так быстро. Из недр дома раздался прокуренный старческий, но не менее громогласный голос, предлагающий мне убраться вместе со своими письмами. Очевидно, старик был как старый пес, который любил гонять почтальонов, вот только уже не в возрасте, чтобы за ними бегать. Объяснив ему через дверь, кем я на самом деле являюсь, он все же слега приоткрыл ее, но она все еще была закрыта на цепочку. Все, что я смог разглядеть — это вполне ухоженная, для такого злобного старикашки, прихожая. Сам же он был сгорбленный, но его длинная седая борода была прекрасно ухожена, да и сам он, если бы не проблемы со спиной, выглядел бы вполне уверенно и здорово для своего возраста. Но, к сожалению, все мои попытки что-то узнать у него столкнулись с волной непонимания и раздражительности, что его отвлекли от просмотра утренних новостей, что, видимо, являлось его излюбленной традицией в течении всего дня. Все, что он мне мог посоветовать — это как просто «проваливать», так и сходить в библиотеку, которая находится неподалеку. Вот уж спасибо, Грег, библиотека и так была следующей, в моем списке на посещение.

Перейдя улицу и выйдя на Мэрипорт-стрит, я побрел в сторону библиотеки. Моей следующей целью была работница библиотечного склада по имени Сьюзан. Вопрос, который мог возникнуть о том, почему именно эти люди были выбраны мной, то я скажу — это приходит с годами журналистской работы. Со временем ты начинаешь быстро осматривать каждую улицу и помещение, и находить по множеству различных факторов людей, которые могут представить тебе хоть какую-нибудь информацию. Так вот, Сьюзан было на вид немного за 40, но она все еще была симпатичной, если не сказать красивой. Длинные прямые волосы, лицо почти без единой морщинки, хороший вкус в стиле одежды. Эх, будь у меня здесь побольше времени! Кстати, в отличии от распространенного стереотипа о работницах библиотеки, она не носила очки. Конечно, я не питал надежды узнать от нее что-то конкретное про Элис, поэтому просто показал ей фотографию и спросил, не видела ли она где-нибудь эту девушку, объяснив, что она пропала и все ее очень ищут. Естественно, Сьюзан ничего о ней не знала и успела пожаловаться на то, что большую часть своей жизни проводит здесь, так что шансов для нее встретиться на улице лицом к лицу с Элис были крайне малы, если не сказать, что отсутствовали полностью. Именно поэтому я сразу перешел к расспросам о других жителях, что я узнал за время моего прибывания. Информация была частично полезной, но лишь поверхностно. После того, как я узнал от нее все, что хотел и собирался уходить, она сама начала меня заваливать меня вопросами о том, откуда я и как я у них надолго. Слово за слово, я потерял счет времени в приятной беседе. С одной стороны это было приятно, с другой — я потерял еще немного времени. Выходя из библиотеки, часы показывали на 15-40, так что до вечера я должен был успеть посетить еще пару-тройку мест. Что я в общем то и сделал, хорошенько опросив 5 человек и еще нескольким показывал фотографию Элис на улице. Результат был практически нулевой и я с печалью на сердце побрел в отель, остался еще один человек, с которым я хотел поговорить об этом.

И вот здесь-то меня ждала какая-никакая, но удача. Нет, Уилл не узнал Элис по фотографии, но рассказал мне, что знаком со святым отцом здешней церкви и периодически пропускает с ним пару кружек пива в баре. А тот, в свою очередь, на позапрошлой неделе рассказывал, что церковь посетило за три дня больше приезжих, чем он видел за последние несколько лет. Мы оба предположили, что именно среди этих «паломников» и могли узнать Элис, когда сообщили мне о ней. Он пообещал позвонить и договориться завтра о встрече со мной примерно в обед, после чего я поблагодарил его за неоценимую помощь и поднялся к себе в комнату. Осталась последняя зацепка, которой я воспользуюсь завтра около двух часов дня, а сейчас нужно отдохнуть и подумать о том, что мне спросить у святого отца, если никакой конкретики не смогу добиться. Всегда должен быть запасной план!

Подводя итоги сегодняшнего дня, если бы не Уилл, то этот день не принес бы особых результатов, а я снова ложусь спать позже, чем рассчитывал.

1974 год. Ноябрь, 19. Суббота

Сегодня была беспокойная ночь, несколько раз просыпался от какого-то странного щелкающего шума, после чего прислушивался, но ничего не замечал и ложился спать дальше. Возможно, мне просто это снилось. Возможно, я был просто на нервах перед сегодняшним днем и последним шансом найти потеряшку. Поэтому нужно было постараться выспаться во что бы то ни стало.

Проснулся я ровно к звонку первого будильника, но был удивительно бодр, учитывая неспокойный сон. Прибрав свои вещи, раскиданные вчера перед сном, собравшись и умывшись, я спустился вниз. По сложившейся традиции, внизу меня ждал завтрак, но мой собеседник отсутствовал, лишь записка лежала на столе, прижатая кружкой с чаем.

«Прошу прощения, мистер Уонсон, что оставил вас этим промозглым утром одного, без моей приятной компании на завтрак!

Срочные дела на ферме сэра Одерина, что-то с поставками на нашу кухню, так что я был вынужден поехать лично, чтобы удостовериться, что мы все так же сможем радовать Вас свежим беконом и яйцами по утрам!

P. S. С падре я договорился, он будет ждать Вас после обеда. Если что, его зовут Нэт. Просто Нэт, он не любит фамильярности. Удачи с поисками!»

Что ж, утро действительно было промозглым, пасмурным и туманным, поэтому идти на прогулку мне крайне не хотелось, а до обеда было еще несколько часов, которые нужно было как-то скоротать, а моего главного собеседника как назло нет! Единственное, что мне тогда пришло в голову — это собрать на стойке информации всевозможные брошюры, старые газеты и журналы, да скоротать время, пролистывая их. Несколько забавных историй, связанных с ежегодной ярмаркой в городе, да пустые новости об окрестных фермах — это все, что я смог найти в газетах. Здесь действительно почти ничего не происходит. С какой-то стороны это даже хорошо, никаких лишних проблем большого города. Работа, да отдых — некоторым этого более чем достаточно. Хотел бы я сам жить здесь? Вполне возможно, я уже стал над этим подумывать. Журналы тоже не показали ничего интересного. Некоторым было более 5 лет, в основном про технику, автомобили и мировые знаменитости. Брошюры же описывали лишь места, которые можно посетить в этом и близлежащих городах, тоже ничего полезного. Но этой макулатуры вполне хватило, чтобы занять меня на целых пять часов. Перекусив, я стал собираться на встречу с Нэтом.

Выйдя на улицу, я встретил все то же мрачное утро. Такое ощущение, что туман ни только не сошел, но и усилился, поэтому я поспешил в сторону церкви, видя чуть дальше собственного носа. Дойдя до территории церкви, я решил пройти чуть дальше, до главного входа, хотя мог срезать через кладбище. В такую погоду это было несколько неуютно. Нет, я не боялся чего-то потустороннего, просто не хотел случайно споткнуться о чье-нибудь надгробье с такой-то видимостью.

Поплутав между домами, я таки дошел до главного входа и передо мной предстала старая, но ухоженная и кое-где отреставрированная церковь все той же готической архитектуры. До этого я, конечно же, обращал на нее внимание, но не в такой близи.

Отварив тяжелую деревянную дверь, окованную металлом, чистое и светлое, насколько это позволяла сегодняшняя погода, помещение. Легкий запах сандала едва улавливался в воздухе. У стен висели красивые гобелены, рядом с которыми горели свечи в вычурных длинных канделябрах. Даже в такую погоду, учитывая, что сегодня даже не воскресенье, внутри было несколько человек, сидевших на скамьях. Кто-то читал библию, кто-то молился, кто-то был погружен в собственные думы, поэтому на меня никто не обратил внимания. Я огляделся в поисках святого отца, но никого похожего не увидел. Возможно, он где-то в подсобных помещениях, или что там есть у таких церквей, где служители могут отдохнуть и расслабиться. Я тоже решил присесть, как другие прихожане, и подождать появления моего будущего собеседника. Сам я человек не набожный, даже и не помню, когда я последний раз посещал церковь для того, чтобы исповедаться или еще чего-нибудь этакого. А уж на воскресной службе я вообще ни разу в жизни не бывал. И в этот раз я решил не ударяться в религиозные медитации, а просто посматривал по сторонам, любуясь красивым помещением.

Просидев минут 15-20, я увидел то, как в мою сторону приближается статный мужчина лет 50, но его черные волосы до сих пор не тронула седина. Нэт поздоровался со мной и предложил пройти с ним в более спокойное помещение (куда уж спокойнее!), мотивировав это тем, что не хочет мешать прихожанам общаться с Господом. Как он позже сказал, узнал он меня по тому, что я был единственный в церкви, кого он не знал. Я последовал за ним в другой конец зала, где за ширмой скрывался длинный коридор с кучей дверей. Возможно, там были складские и жилые помещения, снаружи я особо не осматривал церковь, поэтому не уверен в том, насколько она простирается на своей территории за кладбищем. Нэт провел меня в одну из комнат, больше напоминавшую рабочий кабинет писателя, чем келью священнослужителя. Мы присели друг напротив друга и завели разговор. Сначала мы просто познакомились, узнали друг о друге несколько общих фактов. Я рассказал ему о себе, он же поделился со мной рассказом о своей жизни в церкви, в общем, постарались как можно лучше расположиться друг к другу, после чего я перевел разговор в нужное мне русло и стал хоть и аккуратно, но сыпать ему на голову кучу вопросов об Элис.

В течении довольно длинного диалога (мы даже делали два перерыва на то, чтобы перекусить, но даже тогда я не переставал добиваться от него ответов) мне удалось узнать много интересной и полезной информации, касающейся моего дела. И не только, так как Нэт любил частенько витать в облаках и его повествование могло запросто прерваться какими-нибудь «занимательными фактами» о городе и служении в церкви. Я старался его не перебивать и не поправлять, мне было крайне важно расположить его ко мне. Так вот, мне удалось узнать, что воскресные служения в Аске собирают довольно много набожных людей в церкви не только с самого Аска, но и с множества близлежащих городов. Даже из других стран бывают туристы, как он заверил меня. Когда же я спросил его конкретно об Элис и дал ему ее фото, то наконец-то получил то, зачем я приехал. Он узнал ее, он был абсолютно полностью уверен, что видел ее на своих воскресных службах последние 3 недели. Я был взбудоражен и начал несколько грубо требовать от Нэта, чтобы он рассказал мне, где я ее могу найти. На это он лишь пожал плечами, так как лично с ней не общался. А поскольку завтра будет очередная служба и учитывая то, что она вполне может объявиться снова, он предложил мне остаться и переночевать здесь, дабы не упустить еще в очередной раз. Предложение я с радостью принял, до самого вечера Нэт устраивал мне экскурсии по зданию, он даже хотел провести меня по территории, но наступающие сумерки и густой туман сделали бы эту прогулку бессмысленной и опасной. Опасной потому, что Нэт предупредил меня и похвалил за предусмотрительность не идти в церковь через кладбище, ведь я мог запросто провалиться в одну из свежевырытых ям, которые периодически встречаются там. Под закрытие я разделил вечернюю трапезу с Нэтом и другими церковниками (коих было еще 5 человек, среди которых было две достаточно молодых девчушки), а после меня проводили в выделенную мне спальню, которая чуть больше напоминала келью, чем «офис» Нэта. Сегодня будет сложно уснуть, ведь завтра может решиться это затянувшееся на три с лишним года дело. Но возможно, что она не придет, либо Нэт ошибся и это была не Элис совсем. Но расстраиваться я буду позже, а сейчас стоит наполниться надеждой, тем более в таком-то месте!

1974 год. Ноябрь, 20. Воскресенье

Толком не мог уснуть от волнения. Кажется, сейчас около двух-трех часов ночи. В окошко ничего не видно, даже ни одного небесного светила. Из-под двери же сильно сквозит, я попытался укутаться в плед, но теплее себя не почувствовал. Посидев немного за столом, я решил одеться. Пока натягивал свои брюки, то случайно задел лампу, столкнув ее со стола, благо она повисла на проводе и не упала, иначе одеваться пришлось бы в кромешной тьме, либо в свете карманного фонарика. Хм, церкви есть электричество, хоть это хорошо. В голове какая-то каша. Возможно от холода, но мысли и слова так тяжело поддаются написанию...

Кажется, я слышал как кто-то позвал меня по имени. Нэт? Не удивлюсь, если грохот лампы разбудил его, учитывая, что его комната напротив. Подойдя к двери я дернул ручку, но она не поддалась. Странно, неужели ржавые петли? Не могла же она от холода примерзнуть к дверному проему! Я дернул посильнее, потом еще сильнее, но дверь так и не поддалась. Я слышал чьи-то шаркающие шаги, если мне не послышалось. Если я продолжу дергать дверь еще сильнее, то могу что-нибудь сломать, а мне бы не хотелось ничего ломать в церкви, особенно при таких глупых обстоятельствах. Поэтому я решил учтиво постучать в дверь, чтобы человек снаружи обратил на меня внимание и помог мне выйти. Заодно, возможно, и обогреватель бы нашелся, иначе я точно не усну.

Но мой стук был проигнорирован, я решил постучать сильнее, уже не так тактично, как прежде, подав голос, в попытке объяснить, что я здесь застрял. Странно, но ответа не последовало, хотя я точно уверен, что за дверью кто-то продолжает шаркать туда-сюда. Я уже начал повышать голос, говоря, что это несерьезно, и что такие глупые шутки неприемлемы в таком месте, после чего шаркающие звуки прекратились и я услышал шелест, похожий на шепот. Или шепот, похожий на шелест листьев, но я ничего не смог разобрать, если это так. После нескольких секунд и без того тихий «шепот» прекратился и я снова услышал шаркающие звуки. Это начало меня довольно сильно злить, поэтому я хорошенько вдарил пару раз кулаком по двери так, чтобы уж точно не прошли мимо меня. Все звуки стихли. На мгновение я почувствовал, будто пропали абсолютно все звуки в комнате, но тут же кто-то проскреб по двери чем-то с другой стороны. Я сказал громко и отчетливо, что дверь застряла, я не могу ее открыть и мне нужна помощь. Поскольку дверь открывается вовнутрь, я отошел подальше от нее, на тот случай, если человек, который решил меня вызволить из этого невольного плена навалится на нее так, что она распахнется. Не хотелось бы, чтобы на пути этой массивной двери была моя голова. Еще несколько мгновений я ждал каких-либо действий извне, но ничего не происходило. Я уж начал снова закипать злостью, как произошло то, что меня перепугало настолько, что сердце забилось с безумно бешеной скоростью, а я попятился в угол. Дверь не просто отворилась, она будто была ударена с такой неимоверной силой, что еле удержалась на свои многокилограммовых железных петлях, погнув их настолько, что с треском влетела в стену, потянув за собой провод настольной лампы. На этот раз лампа не пережила этого падения и в комнате воцарился мрак. Вот и пришла очередь моего старого-доброго карманного фонарика.

Я стал освещать проем перед собой, но он был пуст. Простояв в остолбенении еще несколько секунд и прислушиваясь, я не увидел и не услышал абсолютно ничего, кроме гуляющего холодного ветра. Решив выйти из комнаты и зайти к Нэту с требованием разъяснить эти странные шутки, я подошел к дверному проему. Страх начал подкатывать к моему горлу, в самый неподходящий момент я решил вспомнить тот деревенский дом, хотя сейчас все совсем не так, и в 5 метрах от меня находится другой человек, мне нужно просто открыть его дверь. Ступив во мрак коридора я посветил по сторонам. Не обнаружив ничего подозрительного или странного, я сделал уверенный шаг к двери напротив и постучался в нее. Через несколько секунд постучал снова, настырнее, но никакого ответа не последовало. Это очень странно, от того грохота, что раздался от двери в моей комнате, все уже должны были бы стоять на ушах. Я попытался толкнуть дверь Нэта, но и она не поддавалась. Я уже изо всех сил колотил в нее, но никакого эффекта. Тут я уже начал поддаваться панике, но все еще сдерживал себя. Я решил попытаться с другими дверьми, но и там никто не реагировал на стук, мой голос, крик. Попытки открыть эти двери также ничем не увенчались. Осталась последняя дверь в конце коридора. Идти туда я боялся, бежать из церкви тоже была так себе идея, учитывая то, что туман еще не сошел, я определенно замерзну или провалюсь в какую-нибудь яму, переломав себе кости. Поэтому нужно собрать волю в кулак и попытать последнюю дверь, не зря же я представитель самой смелой профессии на свете! Подойдя к этой двери я уже не стал стучать, а сразу навалился на нее. К моему удивлению, она легко поддалась и я чуть не свалился на..на..на пол? Нет-нет-нет, только не снова, хватит играть со мной в эти игры, я не хочу видеть это, я не хочу чувствовать этот запах, их не существует, этого ничего никогда не существовало. Я резко рванул в сторону своей комнаты, запер дверь, приставил к ней эту тяжеленную дубовую кровать так, чтобы эта дверь не смогла открыться как в прошлый раз. Да и вообще. Что я увидел? Я увидел тот же стол, что и три года назад, те же картины, ту же жижу, вот только были и отличия. Сама комната была церковная, я ее видел еще днем, но она была..«цела», а сейчас — нет. А самое страшное во всем это то, что я таки нашел то, что искал, за столом сидела Элис, если меня не обманули глаза, она жестом подозвала меня к себе и другим, что сидели за столом, но нет, спасибо, я лучше посижу здесь. Опять эти шаркающие шаги за дверью, опять этот шелестящий шепот. Опять этот запах чего-то гниющего...

Зачем я это записываю? Я ОБЯЗАН это записывать.

Я потерял счет времени. Сколько уже здесь сижу?

Фонарик гаснет. Я не могу себе представить, смогу ли я отсюда выбраться, думаю, стоит перестать вести записи так часто, это отнимает слишком много..моей жизни. Кажется, моя память снова стала меня подводить, либо я просто периодически отключаюсь, проваливаясь в сон. Дверь еще закрыта, но запах усиливается с каждой минутой, еще несколько минут в таком состоянии и меня начнет выворачивать наизнанку. Становится сложнее думать, усталость, недосып, страх, паника..нужно попытаться взять себя в руки и дождаться рассвета, но моя голова будто как в тумане, в таком же холодном и густом тумане, что за стеной на улице. В такой же тьме, что и небо, которого я даже не могу разглядеть в это маленькой окошко под потолком злосчастной кельи.

Мое имя Стэфан Уонсон.

Мое имя СтэфанУонсон..

МоеимяСтэфанУонсон...

Его имя Стэфан..

Его имя..шелест утих..прошу никого не пытаться разыскать меня или Элис Йорк..

~Здесь запись обрывается, а в записной книжке отсутствует несколько последних страниц~

Приложенный документ к годовому отчету полиции о пропавшем журналисте Стэфане Уонсоне.

Англия, Лондон. Январь, 1975 год.

Автор: Kaiber

Всего оценок:1
Средний балл:3.00
Это смешно:0
0
Оценка
0
0
1
0
0
Категории
Комментарии
Войдите, чтобы оставлять комментарии
B
I
S
U
H
[❝ ❞]
— q
Вправо
Центр
/Спойлер/
#Ссылка
Сноска1
* * *
|Кат|