Голосование
Гиперобъекты
Это очень большой пост. Запаситесь чаем и бутербродами.

Обычно в редакцию нашего журнала приходят разные люди. Одни представляются ясновидящими, другие похожи на сектантов или пациентов психиатрических клиник, и говорят вещи вроде:

— А вы когда-нибудь ели жареные волосы? Если нет, то вступайте в наше братство… — и подобную чушь.

Но совсем недавно к нам пришёл человек, у которого за спиной три высших образования, защищённая магистерская работа и куча статей на различные темы, касающиеся вопросов изучения биологии, экологии, климата и прочих аспектов нашего с вами существования. Следует также упомянуть, что об этом учёном имеется и статья на Википедии, так что в адекватности этого человека мы не стали сомневаться, однако то, что он нам поведал, заставило нас всерьёз задуматься о мире, который вы можете наблюдать за окном, и о том, какое место мы в нём занимаем.

Ниже будет приведен пересказ слов нашего гостя. Он был явно очень взволнован и сообщал свои мысли отрывками, поэтому мы попытались свести их в более-менее последовательный монолог с небольшими правками, разделив повествование на несколько частей для удобства чтения. Внесённые нами изменения не будут отражены на содержании изложенного ниже.

Часть 1

— Знаете, я долго колебался… Но мои интересы должны стоять ниже интересов всего человечества, поэтому я собираюсь сообщить эту информацию во все возможные СМИ. Если вы не опубликуете мой рассказ, я не остановлюсь и буду стучаться во все доступные мне инстанции до тех пор, пока данный феномен не получит огласку.

Известно вам или нет, но я долгое время занимался наукой ещё при Советском Союзе, после, в России, США и некоторых странах Европы. Я посвятил свою жизнь изучению природы нашей с вами планеты и то, какое влияние оказывает на неё человеческая цивилизация. Я работал в сотрудничестве с многими представителями науки. Это были вулканологи, исследователи морских глубин, биологи, антропологи, палеонтологи и археологи. Да, эта работа захватывала меня в начале, я знакомился с множеством интереснейших личностей, много путешествовал в силу своей специальности. Вместе мы работали над разными проектами.

Отойдя немного от темы, хочу также упомянуть о том, что сейчас люди привыкли рассматривать природу как нечто тривиальное, обыденное, покорённое. Заблуждения эти вызваны в основном из-за влияния популярных телепередач и интернет-ресурсов. Мне пришлось иметь дело с разрушительными стихиями напрямую, и поэтому, смотря разные телевизионные каналы, посвящённые жизни в дикой природе, я не могу не замечать, насколько красочно и «вкусно» нам с вами преподносят информацию о родном мире. Человек в наше время отделён от реальности жидкокристаллическим дисплеем.

Самое важное отличие учёного от простого обывателя состоит в том, чтобы постоянно сомневаться и перепроверять результаты чужих и собственных трудов. Знаете, очень трудно переступить через собственные стремления ради поисков истины и достижения всеобщего блага. Но без этого невозможно продвигаться вперед. Если обратиться к истории, можно проследить интересную тенденцию. Она заключается именно в том, что самые величайшие умы встречали на своем пути яростное сопротивление, но труды продолжили жить и после их смерти. Только спустя много веков мы можем оценить их истинный вклад в развитие науки и общества. Без этих людей наш мир выглядел бы совсем по-другому.

В процессе своей работы я много раз сталкивался с непознанным, что заставляло меня каждый раз сомневаться в истинности привычной картины мира. Как только я находил ответы на вопросы, за ними таилось ещё больше загадок. Представьте, будто у вас каждый раз выбивают почву из-под ног, однако вам каждый раз приходится искать новую опору, чтобы двигаться дальше. Да, это не легко, но суть человеческой природы такова, что любопытство постоянно тянет вперёд. Можно только догадываться, что нас ждёт в конце этого пути. В процессе своего маршрута я пришёл к довольно волнующим умозаключениям, которыми хотел бы поделиться с вами и со всем миром. Но обо всём по порядку.

Часть 2

Однажды я работал с группой коллег из Японии и стран Северной Америки. Нашей задачей было изучение того, как пластиковые отходы влияют на состояние Тихого Океана. Это было обширное исследование. Было задействовано несколько научно-исследовательских кораблей с разной аппаратурой, батискафами, зондами. Наша группа следовала вдоль Северного Тихоокеанского течения, попутно мы собирали образцы для последующей экспертизы на наличие пластиковых отходов.

Должен сказать, что все мы тогда были преисполнены энтузиазмом и вдохновением, не смотря на характер исследований. Наверное, это качество присуще всем людям нашей профессии, но никто из нас тогда не подозревал, чем эти открытия обернутся. Мы наткнулись на что-то, чья природа до сих пор заставляет меня просыпаться посреди ночи в холодном поту.

Вы когда-нибудь задумывались о том, сколько мусора производит современная человеческая цивилизация?

Всё, что мы отправляем в канализацию и мусорное ведро — это наши отходы. Мы живём и каждый день избавляемся от кожуры овощей, фруктов, различных упаковок, отходов собственной жизнедеятельности, а сколько пластика мы выкидываем. Вы ведь привыкли тешить себя мыслью, что больше никогда не увидите свои объедки, гниющие где-то на свалке, банки из-под газировки, покрывающиеся пятнами коррозии, сломанный телевизор и т.п.

А вы когда-нибудь задумывались, какой объём мусора производит в среднем один человек? Оказывается, что в мире в среднем на одного человека приходится 0,74 % килограммов отходов в день. США выбрасывают более 250 миллионов тонн ежегодно, где-то столько же и в Китае. В Бразилии это 80 миллионов тонн, а в России — 70. Эти цифры поражают воображение, и с каждым годом они неумолимо растут. Огромная часть этих отходов отправляется в Мировой океан. Если остатки пищи перерабатываются флорой и фауной, то что насчёт пластикового мусора? Как вы думаете, что с ним происходит? Изучая образцы, мы пришли к выводу, что пластик в океанических водах постепенно измельчается и невооружённым глазом его уже практически нельзя обнаружить. Мы находили его и внутри животных. Даже в нас с вами содержатся мелкие крупицы пластика, ведь мы с ним постоянно контактируем. Сейчас микрочастицы пластика разбросаны по всему шару. Их находили даже на полярных снегах Антарктиды.

Вернёмся к теме: мы обнаружили не только это. Наше судно устремилось вдоль течения, которое уносило весь этот мусор. Нам было интересно узнать, куда приведет этот путь. В общем, одним пасмурным утром я проснулся от невообразимого смрада и вышел на палубу, чтобы узнать причину его возникновения и обомлел, увидев перед собой целые пласты аморфной массы, дрейфующей в океане. Наша команда обнаружила посреди океана целый, как мы тогда думали, остров из слипшихся пластиковых отходов, потом выяснилось, что эта масса разрастается с каждым годом, приближаясь к размерам материка. К сожалению, нам тогда не удалось оценить приблизительную площадь, занимаемую островом в Тихом океане. Но самое странное было не в этом. Мы давно рассматривали теорию того, что отходы могут сформировать остров или даже мини-материк. Самое странное началось, когда мы решили подобраться поближе. Гребной винт исследовательского судна запутался в плававшем мусоре. Мелкие частицы забились внутрь механизмов. А в то время, как экипаж корабля занимался устранением поломок, я и несколько моих коллег сели на лодку, взяв с собой необходимое научно-исследовательское оборудование, дабы подробно изучить остров. Нам тогда пришлось одеть респираторы, но от вони они всё равно не спасали.

Представьте себе картину, как вы гребёте веслом, но не видите воды, а только прозрачные крупицы пластика и фрагменты другого мусора. В какой-то момент мы перестали понимать, где поверхность воды, а где, так называемая, суша, и продолжали грести, пока наша лодка не начала скрестись дном о твёрдую поверхность. Далее мы шли пешком. Это место выглядело жутким и неестественным. Мы искали следы присутствия растительности или живых существ, или хотя бы микроорганизмов. Мы шли между кучами слипшегося мусора, поэтому увидеть что-то на дальней дистанции у нас не было возможности, к тому же, в тот день был густой туман.

Остров был действительно огромен, но мы не собирались уходить вглубь и решили возвратиться на судно перед тем, как стемнеет. Ночевать в том месте никому из нас не хотелось. Мы бродили там какое-то время, собирая образцы. Вдруг один из наших коллег указал пальцем куда-то в сторону. Мы увидели силуэт, напоминавший каменную статую в форме птицы. По правде, это и была птица. Она сидела на крупном валуне, не двигаясь и не реагируя на наше присутствие. Наш коллега приблизился и взял образцы с поверхности её тела. Мы решили, что животное, вероятно, было мертво, но её тело было каким-то образом мумифицировано. В процессе углубления, мы обнаруживали всё больше мумифицированных тел различных птиц, черепах и некоторых морских обитателей. Далее, всё больше уходя вглубь острова, мы стали находить объекты, которые уже с трудом поддавались объяснению. Сначала мы думали, что обнаружили нечто похожее на обелиск в небольшом отдалении за мусорным валуном.

Да, я знаю, как это звучит.

Далее, по мере приближения, нам открывалась ещё более странная картина: мы увидели целую поляну объектов, правильной формы, которые становились выше по мере приближения к центральному и самому крупному из них, но это были не обелиски, как нам сначала показалось. Это были объекты в форме фрактальных образований, напоминавших кресты, но каждый из них представлял собой шестиконечную звезду, где каждые два луча расходились вдоль трёх пространственных осей, то есть, по длине, ширине и высоте. Каждый большой кристалл состоял из ещё более мелких. Один из учёных в нашей группе попробовал отколоть один маленький кристалл для исследований, но в ходе этого процесса он сильно поранил себе руку.

Мы пробыли на этом острове практически весь день и даже не заметили, как начало темнеть, поэтому мы как можно, быстрее вернулись к лодке, тем более, что данных мы собрали более, чем предостаточно. К тому же нужно было оказать медицинскую помощь раненному члену команды.

На корабле нас ждали неприятные новости. Мусор очень плотно забился в движущиеся части винта, мешая его работе. Убрать их так и не удалось. Это означало то, что мы оставались бы там ещё на какое-то время.

Изучив образцы, нам удалось узнать немного больше информации о том, что мы увидели. Птица, чьё мумифицированное тельце было обнаружено на мусорном острове, была покрыта слоем из отходов, концентрация которых в воде была очень высока. Оказавшись на берегу, животное, судя по всему было мумифицировано заживо, так как вода быстро испарялась, а мелкие частицы пластика стали забиваться в микроскопические щели и поры между перьями, а потом и внутрь покровов тела. Бедное животное даже не могло пошевелиться, прилипнув к суше. То же самое произошло и с другими существами, чьи останки нам удалось лицезреть. Могу с уверенностью предположить, что, оставшись ночевать на берегу, мы могли бы уже не проснуться.

Сумев понять химические особенности микрочастиц пластика в воде, нам удалось растворить налёт, прилипший к гребному винту и покинуть остров без серьёзных последствий для жизни экипажа.

Конечно, фрактальные структуры оставляли за собой больше загадок. Нашему коллеге, удалось добыть образец для изучений, проявив героический подвиг. Экспертиза показала, что эти фрактальные структуры формируются из мелких фрагментов пластиковых отходов. Их края были острыми, как бритва. Самой большой загадкой до сих пор оставалось то, при каких условиях это происходит. До этого мы никогда и, возможно, никто кроме нас, не видел ничего подобного.

Вернувшись на материк, мы обнаружили, что кристалл рассыпался и представлял собой простую кучу мусора. Дальнейшее изучение этого феномена ни дало никаких внятных результатов.

Часть 3

Следующий эпизод из моей жизни касается изучения глобального потепления.

Думаю, не нужно объяснять, что это такое. Все мы прекрасно об этом знаем. Уже с каждого утюга нам кричат том, что ледники тают, уровень моря повышается, в озоновом слое появляются дыры и, что скоро нас всех ждёт конец света. Я не возьмусь утверждать, виноваты в этом люди, или же это естественное проявление климатических процессов нашей планеты, потому что специалисты в этом до конца так и не разобрались. Остаётся фактом то, что это есть и последствия этого мы можем наблюдать уже сейчас.

Думаю, даже те, кто родился после двухтысячного года, могут вспомнить, какими снежными и холодными были зимы в их детстве. Сейчас картина совсем другая. Думаю, вы согласитесь со мной, если я скажу, что ту слякоть, которую мы наблюдаем сейчас, язык уже не поворачивается называть зимой.

Стоит понимать, что потепление потому и глобальное, что имеет очень сложный характер и спектр его проявлений по всему земному шару поистине многогранен.

Я изучал процессы формирования климата, ещё будучи студентом магистратуры. Должен сказать, что метеорология — это статистическая наука, и потому любые прогнозы погоды носят вероятностный характер. Что это значит? Это значит, что дождь завтра может лить, а может лить и через неделю. Гроза может произойти в одном регионе, а может и чуть южнее. Вопрос состоит только в том, с какой вероятностью произойдёт то или иное событие. Если вероятность этого высока, то это скорее всего произойдёт. Простому человеку такие вещи трудно понять, видимо поэтому, метеорологов у нас в народе очень любят помянуть «добрым» словцом.

Простите, я, наверное, опять отвлёкся от темы.

Думаю, вы слышали о торнадо. Глобальное потепление отразилось в том числе и на процессах образование смерчей. Знаете ли вы, что они уносят около 60 жизней человек в год? Сейчас учёные способны предсказывать три из четырёх торнадо, а оповестить о них население — ещё та задачка для метеорологов.

Я тогда писал кандидатскую работу о причинах возникновения торнадо. Границы в то время уже были открыты и мне тогда повезло изучать тему на прямую, поскольку я имел возможность посетить страну наших западных партнёров. Как известно, в Соединённых штатах торнадо и смерчи — явление довольно распространённое. Я работал в проектах под названием VORTEX, организатором и куратором которого был научно-исследовательский институт в штате Канзас. Это целая серия проектов, о которых можно узнать в интернете. В них принимали участие много учёных со всего мира самых разных возрастов.

Большое восхищение у меня вызвали две девушки, которые так же, как и мы отправились на изучение стихии. Я до сих пор восхищаюсь их смелостью и преданностью своему делу.

Учёные, ни на западе, ни, тем более, у нас, ещё не научились создавать смерчи в лабораторных условиях, хотя специалисты, с которыми я тогда имел честь познакомиться, пытались воссоздавать математические модели торнадо на вычислительных машинах. Помню, у них в подвале института всё место было забито под шкафы с процессорами и вычислительной аппаратурой. Но основная часть работы состоит не в этом.

Изучая эти природные явления, учёным приходится работать в очень опасных условиях, но наука, как известно, требует жертв. Если этого не сделаем мы, то этого не сделает никто. Мне эта работа показалась очень интересной. То, чем мы занимались, называется погоней за торнадо. Это происходит, как правило в пик сезона, с марта по июнь, в месте под названием Долина торнадо.

Ловцами торнадо нас называли потому, что группы учёных, в том числе и я отправлялись на грузовиках вместе с научным оборудованием на места, называемые сверх-ячейками.

Сверх-ячейки — это те места, в которых самая высокая вероятность образования торнадо и смерчей. Сверх-ячейки находятся в самом сердце грозы. Когда в них образуются торнадо, можно видеть, как из массивных туч к поверхности земли спускается веретенообразный столб. Вы когда-нибудь наблюдали за тем, как образуется водоворот при спуске потоков воды в сливное отверстие ванны. Появление воздушных вихрей визуально выглядит почти также, хотя и представляет собой намного более сложный процесс. Я до сих пор очень рад, что видел воочию несколько смерчей. Это был действительно интересный опыт.

В целом, нашей работой был сбор данных, таких как влажность, температура, давление и т.д. Есть даже специальные зонды, предназначенные для сбора данных в эпицентре торнадо.

В один из грозовых дней в Долине наша аппаратура зафиксировала сверх-ячейку в нескольких километрах к северо-югу, и мы отправились туда в надежде обнаружить там один или несколько вихрей, если повезёт.

Прибыв на место, мы включили радары и расставили несколько зондов на расстоянии друг от друга. Я следил за данными о давлении и температуре.

Вы когда-нибудь бывали в сердце грозы. Думаю, вы в состоянии вообразить себе огромные чёрные тучи, застилающие собой всё небо и бесконечные молнии, которые постоянно бьют, то там, то тут.

Должен сказать, ветра в Канзасе дуют с такой силой, что могут вырывать деревья с корнем, сметать дома и машины. Наше средство передвижения было специально сконструировано для работы в таких условиях. На крыше грузовика был закреплён радар полтора метра в ширину и другие приборы для сбора данных, а сидели мы внутри. Было слышно, как щепки бились о стенки кузова.

В один момент о грузовик ударилось что-то очень массивное и заставило всю нашу команду очень здорово понервничать. Самым печальным тогда было то, что эта штука, как я тогда думал, снесла радар и нужно было что-то делать.

К слову, нас инструктировали о том, что нужно делать в таких аварийных ситуациях, и, при выходе на улицу, нужно было одевать специальную экипировку и обязательно не отходить далеко от машин, а лучше — постоянно иметь возможность за что-то ухватиться при сильном ветре.

Я решил выглянуть наружу и посмотреть, что случилось с радаром и как-то его починить при возможности. Одевшись в спецэкипировку, я вылез через верхний люк на крышу и увидел, что радар цел, но был измазан вязкой буроватой массой. Да, это была кровь. Кое-где даже были разбросаны ошмётки плоти. Я покрутил головой по сторонам и увидел, что рядом с грузовиком на заборе висела туша коровы. У неё было вспорото всё брюхо. Никогда не забуду эту картину. В этом не было ничего удивительного. Если скотина во время бури останется на открытом пространстве, её легко может унести ветер. К счастью, радар не был сильно повреждён, но был полностью облеплен потрохами животного и не мог осуществлять сбор данных, поэтому мне пришлось заняться очисткой его поверхности от крови и всего остального, преодолевая накатывавшие раз за разом рвотные позывы.

Дул очень сильный ветер и щепки постоянно летели в лицо, часто били разряды молний. Одна из учёных, её звали Трейси, поднялась поинтересоваться, нужна ли мне помощь. Я был занят очисткой радара и даже не заметил её, а потом почувствовал, как она резко потащила меня вниз. Я ощутил себя лежащим на полу грузовика и перед тем, как моя спасительница захлопнула люк, я успел увидеть три светящихся шара. Потом выяснилось, что один из них врезался прямо в радар и обплавил его поверхность.

Трейси начала очень громко требовать, чтобы водитель увозил нас, как можно, быстрее из того места. Нужно ли говорить, что нам всем было уже не до сбора метеоданных.

Оказавшись на безопасной дистанции от грозы, мы остановились для того, чтобы сделать небольшой перерыв и обсудить произошедшее. Я рассказал про радар и про корову, но это было ещё не самым удивительным. Когда я спросил у Трейси, почему она панически оттащила меня обратно в грузовик, та ответила, что магнитометры и датчики температуры резко зашкалили, пока я был снаружи. Она хотела узнать, что стало причиной таких резких изменений данных и, выглянув через люк, увидела в небе сразу несколько шаровых молний. Коллега была убеждена в том, что мы имели дело именно с шаровыми молниями. После этого другой участник нашей команды, который уже четвёртый раз отправлялся «ловить» торнадо, рассказал нам похожий случай.

Они тогда вместе с напарником соорудили собственную конструкцию для сбора метеоданных и намеревались запустить её внутрь смерча. Приехав на территорию сверх-ячейки, они обнаружили торнадо. Не буду описывать тонкости последующей процедуры сбора данных.

Вдруг ветер начал стихать и аппаратура зафиксировала резкие изменения в магнитуде и температуре, как в нашем случае. Выглянув из машины, они оба увидели несколько светящихся шаров. Объекты летели в сторону высоковольтной вышки электропередач. С его слов, приблизившись к вышке вплотную, шары начали поочерёдно вспыхивать, повредив тем самым высоковольтные линии. Провода, искрясь, падали на землю, а оба учёных решили не испытывать судьбу и сразу свалили оттуда.

Если это действительно были шаровые молнии, то нам повезло увидеть их вживую и ещё больше повезло не пострадать от них. Известны случаи. Когда шаровые молнии преследовали людей, ломали высоковольтные вышки и подстанции электропередачи, а иногда и просто залетали в открытые форточки. В силу редкости своего появления и невозможности воссоздать их в искусственных условиях, шаровые молнии до сих пор остаются загадкой для науки, ещё большей, чем механизмы возникновения торнадо. Можно с уверенностью сказать, что это настоящие аномалии в нашем мире и человек пока не в силах их досконально изучить.

Часть 4

То, о чём я вам сейчас рассказываю, — это не разрозненные истории. И скоро я вам объясню, почему. То, что я собираюсь вам поведать далее, затрагивает многие аспекты нашего с вами существования, и для того, чтобы понять мысль, которую предстоит донести, я должен сначала объяснить вам некоторые связанные с ней вещи. Тогда вы будете иметь более полное представление о том, что я имею в виду.

Этого нет в научной литературе. Этим скорее занимается философия. Если вы считаете, что философия — это не наука, то очень глубоко заблуждаетесь. Философия появилась намного раньше и пыталась объяснить природу нашего мира и взаимодействие человека с ним, а наука и искусство — это всего лишь производные философии.

Следующая история, которой я собираюсь поделиться поделиться, происходила уже в менее экстремальных условиях. В то время я занимался изучением механизмов взаимодействия человека с синантропами. Синантропы — это все живые организмы, которые сосуществуют в одной среде вместе с человеком, но по сей день являются не одомашненными.

Сейчас я объясню вам более наглядно. Кошки и собаки — это одомашненные существа. К ним также можно отнести аквариумных рыбок, разных грызунов и так далее. К синантропам же можно отнести пауков, которые живут у вас в чулане или ванной комнате. Ими также являются тараканы, платяная моль, мухоловки, клопы, чешуйницы и мокрицы. Мокрицы — это интереснейшие существа. Я раньше думал, что это насекомые, но оказалось, что это подвид ракообразных. Они являются хорошим сигнализатором протекания водопроводных труб. Вы наверняка их видели. При возникновении угрозы они моментально сворачиваются в шарики, изображая покойников.

Простите, я, наверное, опять немного отвлёкся. Думаю, вы поняли, что синантропы — это всякие насекомые, живущие в вашем доме. Это также может быть грибок, плесень, иногда даже лишайники и водоросли, которые сожительствуют вместе с вами. Вы с ними стараетесь не пересекаться, как и они, собственно, с вами. У них свой мир, который обычно остаётся в тени.

Когда я писал вместе во своим коллегой статью по данной теме, меня интересовало, в первую очередь, устройство этого таинственного мира, который мы стараемся не замечать. Королевство Нарнии не идёт с этим миром ни в какое сравнение.

Проводя работу, мы также выяснили, что пауки, которых весьма неприятно замечать у себя в доме, очень даже полезны. Они поедают других насекомых, принося нам существенную пользу. Что интересно, некоторые домовладельцы, увидев паука у себя в комнате, стараются избавиться от него более гуманными, на их взгляд, методами, словив его в какую-то емкость и вытрусив в окно, думая, что сделали добро. Дело в том, что домашние пауки редко выживают в дикой природе и, считая себя добрым, вы не избавитесь от паука, не убив его. Но это не всё, что мне удалось тогда выяснить.

Нет, я изучал не только свою квартиру. Мы взяли контрольную группу из разных домов, любезно предоставленных добровольцами для изучений. Естественно, мы рассматривали отдельно загородные дома и многоэтажные сооружения. Особое внимание тогда привлекла одна квартира. Её хозяин редко в ней появлялся, поэтому предоставил нам, почти, полную свободу исследований. Квартира была чистой, в ней находилась некоторая мебель и в то же время там не было людей, которым мы могли бы мешать. Это был идеальный объект для изучения. У нас были микроскопы, различные лупы, фонари. Мы пытались заглянуть в каждую щёлку, чтобы узнать, как можно больше о жизни таинственных соседей.

Мы планировали задержаться в этой квартире на неделю для более детального изучения, тем более, что хозяин был не против. Вечером первого дня мой коллега начал жаловаться на головную боль. На утро следующего дня мне тоже стало дурно. Нас обоих начало тошнить. Естественно мы были сильно обеспокоены и озадачены этим явлением. Пришлось даже вызвать скорую помощь. Подозревая симптомы серьёзного отравления, мы принялись активно пить, как можно больше активированного угля. В больнице медики не нашли у нас ничего серьёзного и даже не стали сильно задерживать, поэтому мы сразу же продолжили исследования.

Вернувшись в квартиру, мы забрали образцы и повезли их в лабораторию для скорейшего изучения. Опасной концентрации ядовитых металлов мы не обнаружили, тогда мы предположили, что это какой-то грибок или плесень, чьи споры на нас могли пагубно отразиться, и их наличие в опасной концентрации нам также не удалось установить. Мы даже взяли дозиметр на кафедре радиологии и прошли по всему периметру квартиры, предположив, что там был спрятан источник сильной радиации. Естественно, никакой радиации мы тоже не нашли, после чего вернулись к намеченным исследованиям.

После следующих суток пребывания в квартире нас снова начали одолевать приступы головных болей и рвоты, но вместе с тем и необъяснимой тревоги.

Конечно, я слышал все эти байки про мёртвые места, квартиры, в которых часто погибают люди. На этот раз перед нами стояла действительно трудная задача — выяснить, что являлось источником такого мощного психического воздействия.

Имели место и довольно странные явления. Я занимался сбором образцов органики из вентиляционных отверстий для анализа и отнёс своему напарнику для изучения под микроскопом. Когда он пришёл ко мне с вопросом, почему я не собрал образцы, выяснилось, что они куда-то исчезли, будто их кто-то похитил. Также очень часто ломалась наша электронная аппаратура. Когда мой коллега открыл корпус очередного поломанного прибора, чтобы узнать причину поломки, то увидел, что схемы были забиты трупами различных насекомых. Он показал это мне и потом посмотрел на меня очень встревоженно. Кажется, мы оба тогда понимали: в той квартире было что-то, что, либо хотело оповестить нас о своём существовании, либо максимально старалось не быть обнаруженным.

— Это «барабашка» шалит, — утешали мы друг друга, как бы шутя, не в состоянии понять происходившую чертовщину.

Нам действительно было не по себе. Мы пытались расспросить самого владельца квартиры на предмет того, не замечал ли он каких-то странностей, знал ли он что-то о предыдущих жителях. К сожалению, нам не удалось узнать ничего полезного. Я думал о том, может ли в этом доме действительно скрываться что-то или кто-то, чего или кого мы ещё не нашли. После обсуждения этой гипотезы с коллегой, мы пришли к выводу, что это, так называемое, нечто могло бы прятаться в нескольких местах. Идею с подвалом мы сразу отмели, потому что квартира находилась на седьмом этаже. Чулан мы изучали ещё в самом начале. Потом я вспомнил, что образцы из вентиляционных отверстий пропали и мы пришли к выводу, что нужно получше изучить вент-каналы. Нужно было найти малейшую зацепку.

Кстати, существуют специальные бригады, которые занимаются устранением поломок в вентиляционных шахтах. Нам пришлось нанять такую бригаду и попросить их посмотреть и сообщить нам, если они заметят что-то странное на уровне седьмого этажа, а сами вернулись в квартиру.

Спустя некоторое время мы услышали странные звуки, и я подумал, что это, вероятно бригадир осматривает вентиляционную шахту изнутри и находится очень близко. Когда я пришёл на кухню, то увидел, что из вентиляционного отверстия прямо по стене выползали самые разные насекомые. Там были тараканы, пауки, мухи, разные крылатые представители, но все они ползли, действуя, как одно целое, и не просто ползли. Они перетаскивали нечто из вентиляционной шахты внутрь. Я так и не смог понять до конца, что это было, потому что членистоногие полностью облепили этот объект, напоминая по форме яйцо или кокон, а другие стремительно утаскивали нечто в решётку газоулавливателя над кухонной плитой. Когда на кухню пришёл мой коллега, все насекомые уползли внутрь, унеся своего хозяина с собой.

Разговоры со специалистами не пролили свет на очередную тайну. Тот бригадир, который спускался внутрь вентиляционной шахты, не заметил ничего странного, кроме непонятного красного пятна на уровне седьмого этажа.

Самым странным остаётся даже не то, что это было неизвестное науке явление. Скорее всего, это было нечто, способное мыслить. Оно знало о наших намерениях и не хотело быть обнаруженным. Об этом говорит и то, что оно в спешке покинуло место своего постоянного пребывания. Оно имело способность влиять на поведение насекомых, которые охраняли его, позабыв об инстинктах и чувстве самосохранения, безропотно подчиняясь воле таинственного существа.

Вспоминая эту историю, я часто задаю себе вопрос: а что, если все эти байки про домовых, барабашек и бабаев имеют под собой основание. Что, если наши не одомашненные соседи, возможно, остаются для нас таковыми именно потому, что их уже приручил кто-то, живущий, также, рядом с нами, но, предпочитающий оставаться в тени.

Часть 5

Я всерьёз занялся изучением различных статей и работ на тему паранормального и непознанного. В процессе своей работы я всё больше прибегаю к термину «гиперобъект».

Нет, это не я его придумал. Автор этого термина — философ Тимоти Мортон. Он определял гиперобъекты, как объекты, настолько распространённые в пространстве и времени, что выходят за замки нашего восприятия. Гиперобъекты имеют внешнюю сторону, которую мы непосредственно можем наблюдать и внутреннюю часть, которая остаётся для нас тайной. Их также можно сравнить с айсбергами, где примерно десять процентов — это верхушка, которую мы можем видеть, а основная часть остаётся скрытой. Вы понимаете, к чему я клоню?

Примером гиперобъекта может служить глобальное потепление, период полураспада плутония, загрязнение мирового океана. Самое важное отличие гиперобъектов от обычных состоит в том, что мы не можем подчинить их своей воле или как-либо влиять на них. Не думаю, что это хорошо или плохо. Нужно принимать во внимание тот факт, что они есть и их влияние для нас и окружающего мира уже необратимо.

Все случаи, о которых я вам поведал, являются лишь частными проявлениями гиперобъектов в нашем мире. Но, опять же, всё не так просто, как вы можете подумать. Я долго изучал тему гиперобъектов и должен сказать, что у них есть определённые характеристики:

— Вязкость: гиперобъекты прилипают к любому другому объекту, к которому они прикасаются, независимо от того, насколько сильно объект пытается сопротивляться. Таким образом, гиперобъекты берут верх. Чем больше объект пытается противостоять гиперобъекту, тем сильнее он приклеивается к гиперобъекту. Помните о пластиковом мусоре? Он уже повсюду и, при любой попытке сопротивляться, животные были поглощены этой субстанцией.

— Расплавленность: гиперобъекты настолько огромны, что они опровергают идею о том, что пространство и время неизменны, конкретны и последовательны. Наглядным примером гиперобъекта в таком случае также может стать и чёрная дыра. Мы до сих пор не знаем, что находится за пределами горизонта событий чёрной дыры. По догадкам физиков-теоретиков, такие понятия, как время, там полностью ломаются.

— Нелокальность: гиперобъекты распределены по всему объёму во времени и пространстве так широко, что их совокупность не может быть реализована ни в одном конкретном локальном проявлении. Например, глобальное потепление является гиперобъектом, которое воздействует на метеорологические условия, как, например, образование торнадо. Однако, по словам Мортона, объекты не ощущают глобального потепления, а лишь испытывают торнадо, поскольку он наносит урон. Таким образом, нелокальность описывает способ, в котором гиперобъект становится более существенным, чем локальные проявления, которые он производит.

— Многомерность: гиперобъекты занимают более высокое место, чем другие обычные объекты. Таким образом, гиперобъекты появляются и исчезают в трехмерном пространстве, но если бы наблюдатель мог иметь более высокое многомерное представление то, они выглядели бы иначе. Возможно, те фрактальные структуры, которые мы увидели на острове, были трёхмерным проявлением гиперобъекта на нашу реальность. Это мог быть гиперобъект пластика или другой гиперобъект, проявлений которого мы ещё не наблюдали.

— Межобъектность: гиперобъекты формируются связью между несколькими объектами. Следовательно, объекты могут воспринимать только след гиперобъекта на других объектах, которые раскрываются как источник информации. Возможно то нечто для насекомых было гиперобъектом. Оно влияло на их поведение, хотя сами живые организмы могли этого не осознавать. Оно, видимо, может влиять и на психику человека, но не в состоянии подчинять его своей воле.

Напоследок, также хотелось бы сказать, что человечество само по себе уже является гиперобъектом. Мы настолько сильно влияем на окружающую среду, что последствия нашего влияния уже становятся необратимыми.

Если взять человека в отдельности, у него могут быть сознание, интеллект, чувства, желания, однако они ничего из себя не представляют и теряются на фоне человечества в целом. Отдельный индивид является локальным проявлением гиперобъекта человечества, не неся в себе его характеристик. Возможно, гиперобъекты — это иные формы проявления разума или сознания в нашем мире, чья природа остаётся пока за рамками нашего восприятия и понимания. Мы ощущаем на себе лишь отдельные проявления этого сознания на наш мир и на нас с вами.

Что интересно, замечать это влияние мы стали тогда, когда стали способны сами влиять на этот мир, внося в него необратимые изменения. Проблема состоит в том, что человечество похоже на вирус, который пожирает ресурсы, разрастаясь и требуя с каждым годом всё больше. Опасность кроется в вероятности существования более прожорливых гиперобъектов, способных полностью поглотить нас, или намного более сложно организованных, чем мы и способных стереть нас с лица земли, как ненужный и бесполезный гиперобъёкт, либо же, наоборот, использовать в своих интересах, влияя непосредственно на нашу волю и выбор так, что вы никогда этого не узнаете.

Нет, я не пришёл сюда запугивать. Я пришёл лишь сообщить информацию и призвать человечество объединиться и пересмотреть своё поведение в отношении более глобальных процессов нашего мира, потому что мы, так или иначе, с ним связаны и одинаково влияем друг на друга.

Всего оценок:3
Средний балл:3.67
Это смешно:1
1
Оценка
0
1
0
1
1
Категории
Комментарии
Войдите, чтобы оставлять комментарии
B
I
S
U
H
[❝ ❞]
— q
Вправо
Центр
/Спойлер/
#Ссылка
Сноска1
* * *
|Кат|